Добавить топик в избранное

Пару слов о «тюремной романтике» и условиях содержания. Личный опыт. → Блог им. Alya

Часть 1 и Часть 2 — это описание двух разных мест и в разное время. Все вопросы касательно этого поста останутся без ответа!!! Все имена изменены, все происходящее лишь мое субъективное видение.

… В ИВС я попала уже в час ночи. Привезли меня порядком измотанную, голодную и замерзшую, с еще 5 мужиками и выстроили в ряд:
— Девушка первая! — послышался голос из комнатки…

*Двое суток сидения на стуле в отделе давали о себе знать. Говорить нельзя, ходить нельзя, есть нельзя… Ночь прошла как в тумане, утром перевели в другой кабинет… Восемь человек в форме заняты работой, мне дают стул без спинки, сажусь… Очень хочется спать, очень хочется чтобы все скорее закончилось… Кругом мельтешат люди, с интересом оглядываются на меня, а я просто сижу и жду, когда же уже хоть что-то произойдет… Клонит в сон… Обнимаю рюкзак и засыпаю…

5 вечера. Началось! Ура, хоть какое-то движение! Забрали вещи, вытянули шнурки, сняли сережки, кольца, откатали пальцы, сделали кучу фоток…

… Закрывают в камеру. Стены, пол и седушка все из бетона. Окно в коридоре открыто настежь. Холод! На мне лишь шорты, футболка, кофта и кроссы. Очень хочу спать! Очень холодно! Снимаю кофту и ложу на бетон. Кроссовки под голову, ноги поджимаю под себя. Пытаюсь заснуть… Дрожь по всему телу… За стеной, в соседней камере орет мужик… Орет уже как часа 3-4… Спать невозможно… Его соседи пытаются выяснить за что я тут, но все разговоры пресекаются — мы все еще в участке.

— Подъем! — услышала я громкий голос и подорвалась. За нами приехала машина, нужно одеваться. Накинула кофту, обула еле державшиеся на ногах кроссы и меня вывели в коридор к остальным задержанным.
— Стать всем в пары! — приказали нам и надели мне наручник на правую руку, а стоявшему рядом мужику на левую, — Выходим по два!

На улице уже стояла машина. Мы стали залазить внутрь:
— Все на одну сторону садимся!
— Мы ж не влезем вшестером!
— А меня это не волнует!!! — сказал мент и уселся напротив, нам же пришлось тесниться. Машина тронулась...*


… Комнатка была небольшая, стоял стол, стулья, пару шкафчиков и много-много экранов на которых просматривалось все, что твориться в камерах. Я пыталась увидеть хоть кого-то в них, но они все были как будто пустые: «Интересно, я одна буду сидеть или с кем-то?! Хоть бы одна!», тогда еще я не знала, что закон запрещает оставлять человека в камере одного, на случай, если вдруг он попытается с собой что-либо сделать! Хотя, что можно сделать, если у тебя и так все забрали, даже расческу с резинками и ту не разрешили… Да и есть ли смысл?!

Тут же меня оформили: записали мои данные, переписали все ценные вещи, заполнили анкету(касательно состояния моего здоровья), а затем вывели в коридор и приказав:
— Руки за спину, лицом к стене! — стали открывать решетку, за которой был серый длинный коридор с множеством камер. — Лицо в пол, иди вперед!
Ничего другого не оставалось как подчиниться.
— Стой! Лицом к стене! — я остановилась у камеры №5, мужик в форме отрыл дверь, — Заходи!

… Дверь за спиной захлопнулась и я увидела перед собой небольшую комнатку, чем-то напоминающую подвал. Лампочка горела ярко, на ночь не тушили свет, позже я узнала, что она горит тут постоянно т. к. окна в камере нету. Точнее оно было, но 5 слоев решетки в крупную и совсем мелкую сетку не позволяли даже солнечным лучам пробиваться внутрь, не то, что бы хоть что-то увидеть — окно было под самым потолком. Слева от меня, в «углу»(углы кстати, были закругленные, что меня очень удивило, а стены все в этакой неровной шпаклевке), стоял узкий стол(от кисти по локоть точно), рядом с которым была лавка человека на три. Сбоку у стен, с двух сторон были шконки, чем-то напомнило плацкарт в поезде, только вместо стола, по середине была тумбочка без дверки на 4 отсека. Справа же, как я позже узнала, был «угол», который камера(установленная над дверью за стеклом, вместе с радио голосящим с 6 утра до 12 ночи на пол своей мощности) не видит — там стояли ведра: одно для мусора, другое вместо туалета. Воздух был тяжелый: пахло отходами, сигаретами и сыростью, оно и понятно… Единственный доступ кислорода был через «кормушку» на двери, она была открыта все время, но виден через нее был лишь пол в коридоре и ноги надзирателей и то, если подойти вплотную. На нижних шконках уже спало два человека, я решала не тянуть время и забралась на верхнюю справа от двери. Одеял не выдавали(лето), был лишь матрас, который укладывался на деревянные доски, простыня и подушка с наволочкой. Укрыла ноги снятой с себя кофтой и прикрыв лицо рукой, от светившей в меня лампы, уснула…

Страха не было. Было лишь какое-то смирение и принятие ситуации. От меня теперь мало что зависело и я морально настроилась на худшее развитие событий. Деваться мне уже было некуда случись чего, но подбадривал лишь тот факт, что все когда-нибудь закончится и это тоже. Нужно лишь набраться сил, терпения и ждать сохраняя спокойствие!

… В 6 утра заорало радио! «Мда, весело. Как же под такой шум спать!» — подумала я, еле продрав глаза. На нижних шконках тоже зашевелились…

…С девками я познакомилась довольно быстро. Я не отличаюсь особой общительностью и дружелюбностью, да и с женским полом у меня всегда не клеилось, но разговор завязался сам собой. Теперь мы соседи и кто знает сколько суток нам доведется тут пробыть…

Позже я была очень рада, что меня закинули именно к ним и перехотела бывать в одиночках… Целый день спать совсем не реально, а с учетом отсутствия книг, компа, «ящика», телефона и прочих благ цивилизации делать становится совсем нечего, за исключением разве что физических упражнений и залипаний в потолок! Скукота!

В этот же день я узнала, что в ИВС все продумано: блатных садят с блатными, первоходок с первоходками, многократок с многократками, уголовников с уголовниками, администратищиков с административщиками… Работают на кухне, моют полы и т.п. — суточники. Пересекаться задержанным нельзя! Два раза в сутки(утром и вечером) приходит начальник с провожатыми. По очереди обходит все камеры и спрашивает какие у кого жалобы и пожелания. Тогда все должны спрыгнуть со шконок и встать по стойке смирно, а дальше уже, выйдя в коридор и выстроившись в шеренгу, назвать свои ФОИ и взяв мусор с отходами, по коридору(цепочкой), опустив голову в пол, идти в туалет, где можно умыться, почистить зубы, набрать воды для питья и сходить в нормальный туалет. Там же моется ведро с отходами и выкидывается мусор. О горячей воде и душе, который положен был раз в неделю, можно было забыть вообще! На все, про все минут 10. Все это время у туалета и у камеры стоят охранники, которые смотрят, что бы ты соблюдал все правила и не тупил! Пока ты ходишь где-то там, ребята в форме делают шмон в камере: сдвигают матрасы, роются в тумбочках и перетряхивают личные вещи(если таковые имеются и их разрешили взять с собой). Что они там пытаются найти, фиг его знает, но мне всегда было смешно, после того, как двери закрывались и начальник шел дальше, все по новой слаживать и заправлять простыней матрас… В перерывах между шмонами и проверками по коридору расхаживал парнишка, который с определенной периодичностью заглядывал в глазок на двери, проверяя все ли у нас нормально. Так продолжалось изо дня в день…

Прогулки были раз в день. На камеру было положено 2 часа, но вместо них мы гуляли минут по 10-15 от силы… Девки курили, а я залипала на голубое небо в клетку и на серые кирпичные стены. Дворик был совсем небольшой…

Пайка оставляла желать лучшего, но после двух суток сидения в отделе и голодания, желудок напрочь отказывался съедать даже тот минимум, который нам давали — всегда что-то оставалось, но мне хватало. Что бы было понятно, еду нам возили из какой-то забегаловки… Там ее готовили, но пока нам ее доставляли, она уже остывала и нам приходилось есть холодную кашу, суп и пить холодный чай. Не удивлюсь, если надзиратели забирали себе половину, хотя, там и нечего было забирать. Посуду давали всем отдельную, развозили на тележке. Одно лишь отличие, кружки были железные и без ручек. На завтрак постоянно давали кашу, где-то пол тарелки и чуть меньше половины кружки киселя! Зато хлеба не жалели, за сутки можно было собрать буханку черного и белого! В обед всегда было ложки 4 холодного супа, затем каша(чаще всего гречневая) и котлета из хлеба и муки, с кусочками мяса. Иногда нам везло и к этому прибавляли еще и дольку помидора или кружок огурца соленого. Чай так же был холодным и так же меньше половины кружки. Ужин представлял из себя такую же кашу и такую же котлету иногда с овощами, количество которых написано выше. На ужин питье не давали…

Я вот все думала, если бы у нас в камере не было бутылок с водой, которые притащили бабы, сидевшие тут до меня и в которые мы набирали воду утром и вечером, как бы мы тут жили?! В том плане, что они реально считают, что пол кружки воды на сутки человеку нормально?! Вода из под крана заходила на ура, за неимением ничего другого!!!

В таких местах напрочь пропадает стеснение и брезгливость, сходить в туалет при девках, переодеться, поесть с общей тарелки или что-то доесть — пфф, легко. Конфликтных ситуации также не возникало, даже наоборот все старались друг другу помочь, подержать и приободрить… До тех пор, я думала, что в этих местах сидят лишь отсаженные и матерые уголовники, пьяницы, наркоманы и прочий подобный контингент людей, но вскоре убедилась, что это все совсем не так… Хватает там нормальных людей! Главное не бояться, думать головой и поступать по совести, тогда и к тебе отношение будет соответствующее. Доверять, однако, и полностью открываться тоже не стоит…

…Меня закинули к уголовницам первоходкам…

Первая была Ира: на вид лет под 40, полноватая, с короткими волосами и слегка помятая, голос от курения весь охрипший, да и видно, что любит выпить… Собственно, из-за выпивки она и попалась. По-пьяни с друзьями грабанули на рынке палатку, мужики убежали, а она не успела — закрыли… Вот вам и друзья, и алкоголь. Забегая наперед, скажу, что владелец палатки все же иск потом забрал, потому что мужиков нашли и они все вернули и Ира, даже толком ни с кем не попрощавшись, рванула домой на всех порах.

Вторая была баба Катя: бабушка лет за 70, маленькая, худенькая, с длинными седыми волосами, которые она постоянно собирала в хвостик, сделав себе импровизированную резинку из куска ткани, хохотушка и чистюля. Все девушки, даже самые адовые пьяницы, у нее были красавицами, а я, как самая молодая из всех — невеста. Она все сватала меня своему младшему сыну, но у меня уже был парень(теперь муж). Частенько рассказывала нам про свою молодость, отпускала пошлые шуточки, травила рассказы про заехавших сюда не так давно лесбиянок, не давала вешать нос и подбадривала долгими вечерами, которые, казалось, тянулись бесконечно под крики радио. Она уже понимала, что ее ждала тюрьма и ждала не сколько суда, сколько этапа… Т.к сидела уже давно, а все знакомые уехали на ИК.

Каждое утро, она вставала раньше всех, разливала воду на пол и взяв где-то нарытый кусочек тряпки мыла пол, который вообще-то должны были мыть у нас каждый день по правилам содержания, но никто этого не делал ибо всем было все равно. Затем приводила себя в порядок, получала еду и все нас пыталась кормить, со словами, что мы все худенькие и нам надо хорошо питаться! Все попытки ей помочь и сделать самим — присекались. Даже после того, как ее увезли на этап, мусора не раз припоминали, что камера у нас была чистая(если помыт пол и протерта пыль, это еще не значило, что она чистая) и что жаль, что Катюха свалила, некому убирать теперь.

Признаюсь, Катя больше всех других запала мне в душу и прощание с ней давалось очень тяжело… Так быстро и так «тепло» я наверное не с кем не прощалась… Тогда я думала, что мы еще свидимся, но это была наша с ней последняя встреча, больше я ее не видела… Что же она сделала, спросите вы?! Убила сына топором в голову, отвечу я.

Признаться, я офигела, когда узнала! Но позже выяснилось, что от сына страдали все, постоянные пьянки, вынос вещей из дома, побои, драки… Мать терпела столько лет, не звонила в милицию, пока в один прекрасный день он не пришел домой и снова не избил ее… Она так и приехала в ИВС вся в синяя от побоев, со здоровенным фингалом под глазом, с перебитой ключицей и онемевшей половиной лица, которую просто не чувствовала… Когда сын заснул, она просто не выдержала и решила, что хватит! Как она тогда сказала: «Сама родила, сама и… »… Взяла топор и… Вы поняли…

… Вскоре к нам закинули еще одну девку, на вид лет 35, зовут Тамара. Довольно симпатичная, не борзая, хоть и многократка. Я все удивлялась, почему к нам, а не к тем же блатным бабам, которые вешались на мусоров и строили тем глазки ради очередной сигаретки, с которыми тут было туго! Кстати, с сигаретами тут вообще полный абзац, их конечно еще бывало выдавали(если они у тебя были с собой), но передачи не разрешались и когда сигареты заканчивались, то бабам приходилось туго. Тогда-то у них и просыпалась этакая зависть по отношению ко мне, потому что я не курю и не испытываю из-за нехватки табака каких-либо неудобств. Хотя, когда они курили, неудобства были, приходилось дышать этим самым дымом, который к ночи поднимался вверх и мне, спя на втором этаже, доставалось по максимуму. Спасала только вытяжка, которую включали пару раз в сутки на некоторое время, после нее дыма становилось меньше и воздух как будто чище… Правда не на долго…

Тамара отсидела в общей сложности 9 лет, но к блатным себя не относила. Вообще, она говорила, что все это ей чуждо и хочется жить спокойно… Ее парень тоже был из зеков, отмотавший на малалетке добрую кучу времени. Вдвоем они были шикарной парой, только вот не фартовой. Работники ИВС ее знали, поэтому закинули к нам, т. к. мы числились на хорошем счету — первоходы. Ей надо было пересидеть всего пару суток, а потом ее отпускали домой…

Ночи стали длиннее, до 12, под крики радио, я слушала рассказы про женские тюрьмы, терроризировала Тамару кучами вопросов и впитывала каждое слово, а после 12 ночи, уже шепотом, мы общались почти до утра, пока наконец сон нас не одолевал окончательно…

В одно такое утро, я проспала аж до самой проверки и успела встать лишь когда начальник уже входил в дери… Спрыгнула со шконаря, чет пробормотала, споткнулась, впечаталась лбом в двери и на заплетающихся ногах пошла по коридору… Менты смеялись, девки не понимали, а я «проснулась» лишь после того, как умылась холодной водой…

Несмотря на всю печальность ситуации, нервы, напряги, дурацкие мысли и моральные прессинги изо дня в день у нас преобладал хороший настрой. Меня дергали больше и чаще всех, бабы удивлялись и гадали, когда же уже это прекратиться и от меня отстанут… Но, после очередного возвращения меня в камеру, в никаком состоянии, мы улыбались друг другу, отпускали пару шуток и все опять приходило в норму! Неприятности уходили на второй план!

Мы даже успели достать начальника, он уже просто «боялся» к нам заходить. На все его вопросы про жалобы и пожелания, мы просили газетку, хоть кусочек! Он и его провожатые недоумевали и говорили, что положена только туалетка, если нам для «этих» целей и то, только 0,8 метра на человека в день… Но даже их нам не давали!, пока мы не достали окончательно просьбами всех. Вечерами мы смеялись на все ИВС, аж до боли в животе и до слез, потому что газетка нам нужна была для самокруток, а ребята в форме таскали нам туалетку, бабы злились, но крутили сигареты из нее… Забивали шариками из той же бумаги и курили…

Я могу еще долго рассказывать все это, на долго отложившееся у меня в памяти, но перейду ко второй части…

***

… На улице вечер, я снова в отделе:
— Посидишь у нас до утра, а там разберемся. — Говорят мне и вызывают сотрудницу для проведения досмотра.
— На ужин я уже опоздала? — спрашиваю я, дорога, недосып и сидение в отделе затянулись на целый день, с самого утра ничего не ела.
— Да, я скажу что бы тебе дали чего! — ответили мне, но как и ожидалось, мне не дали ничегошеньки :)

Снова опись ценных вещей, снова снимать кольца, серьги, шнурки с ботинок и одежды, личный осмотр меня и можно выдвигаться…

— Возьми куртку, у нас холодно там — замерзнешь!
— Если я достану из нее шнурки, назад я их не вставлю, а это значит, что куртку мне придется выкинуть! Пусть лежит у вас!
— Да вытяни! Замерзнешь!
— Замерзну — буду приседать! — говорю я, накидывая на себя кофту, захваченную с собой(уже без шнурков) и одевая еще одну пару носков на себя. — На всякий случай и, что б в руках не тянуть! — объясняю сотруднику, который смотрит на меня удивленно. Спускаемся вниз, где находится здание ИВС…

… НЕ пустили, оказалось, что нет моего фото и отпечатков пальцев в деле, которые добросовестные сотрудники должны были сделать еще в прошлый раз, ай-яй. Пришлось возвращаться и снова «позировать на камеру», «марать руки», а затем отмывать их же в мужском туалете под ледяной водой.

… Запустили и сразу же завели в небольшую комнатушку. Шкафчики, стол, стулья, экранов нет: «Хм, странно», подумала я и присела на стул.

— За что ее? — слышу из коридора. — Вроде ж не пьяная.
— А ты на статью глянь. — Слышу в ответ.
— Что за она?! Впервые вижу такую!
— А ты домой приди почитай, я сам первый раз сталкиваюсь.

Дальше все по схеме, проверили вещи, повертели мой нож в руках и сделали замечание менту о том, что его сюда нельзя было нести, но все же положили обратно в вещмешок. Дальше снова анкета и через решетки, по коридору в камеру. Я только успела боковым зрением увидеть кухню и женщину в красной кофте, которая смотрела на меня. Бутылку воды все это время я несла в руках, помня прошлый опыт и боясь, что пить давать будут мало и набрать будет некуда! Снова лицом к стене, щелчок замка и я вхожу…

Мда… Первое, что я ощутила — это жуткий запах сырости, затхлости, вони канализации и сигаретного дыма. Убойное месиво, скажу я вам, особенно если ты не куришь и только-только со свежего воздуха. Камера выглядела не лучше: стены до половины болотно-зеленого цвета, потолок, изначально белый, теперь был весь черный и в потеках, которые медленно спускались на стены, как потом я узнала, это еще нормальное состояние и раньше тут вообще все лилось и текло, а по полу и стенам ползали мокрицы. Стол был обычный кухонный, накрытый газетами, стоял почти в середине камеры, а лавка слева у стены, шконари же образовывали собой букву «Г»: один вытянулся у правой стены, а второй прям по курсу и параллельно двери. Слева в углу(они, кстати, были нормальные) одиноко ютилась тумбочка, так же без дверок, а справа… ОГО!!! Умывальник, С ВОДОЙ(правда только холодной)!!! А рядом туалет, со сливом! Не унитаз конечно, но блин, это роскошь для таких мест!!! Прямо у двери под ногами лежало нечто наподобие ковра… Правда от сырости он был не в самом лучшем состоянии и пах так же. Приличный кусок от него, вместе с каким-то пакетом, девки оторвали и закрыли дырку на сливе, что бы не так пахло — с большего это помогало.

— Это место свободно? — я решила первой нарушить молчание и обратилась к двум, внимательно смотрящим на меня, дамам.
— Да. — Ответили мне и я тут же залезла наверх.
— А где твоя куртка? Или ты так была? Тут ужасно холодно.
— Я знаю, мне не разрешили ее взять с собой из-за шнурков, а вынимать их я не стала…

Слово за слово и мы разговорились. Забавно, как день отличается от ночи, хотя, тут особой разницы и не было. Разве что в этот раз никто не спал. Инна была на вид 33-35 лет, слегка полноватая, в теплой крутке и постоянно сидела на лавке за столом, забрали ее сюда с работы, поэтому она успела прихватить кое какие вещи, а так же косметику, чай, сахар и зеркальце. Дали ей 10 суток, причем по ее словам, судья был в плохом настроении и не успев даже зайти к нему в кабинет, он крикнул: «Она пьяная — 10 СУТОК!!!». Офигел даже мент, который ее приводил, но делать было нечего, кинули сюда. Вторая же — Аня, была на вид лет 40-45, худенькая женщина, с короткой стрижкой, забрали ее с улицы, пьяную и видимо уже не в первый раз. Она все переживала, что завтра ей уже домой, а ключей то нету, надо либо в школу бежать к ребенку в таком виде, либо на работу. Свое она тут уже отбыла и радовалась, что остались всего сутки.

Моя шконка, как и в прошлый раз была на втором ярусе и снова возле окна. Не знаю было ли там вообще стекло, но в сплошных решетках я насчитала целых 9 дыр, через которые солнечные лучи отбрасывали свет на мой матрас. Дуло оттуда мама не горюй!!! На улице была еще ранняя весна.

Немного осмотревшись и поговорив с девками, я узнала за все моменты, рассказала им про свой прошлый опыт и они только посмеялись: «Так у нас тут оказывается почти санаторий, а мы то думали!». Для сравнения(по быту), тут был свободный доступ к воде и туалету, что меня очень радовало, даже на столе лежали журналы и какой-то детектив, в стиле Донцовой. Я хотела было взять и почитать, но один сюжет — про ментов и журналы, с заглавными буквами: «Милиция» или как-то так, заставили отодвинуть все в сторону и вообще не трогать их! Вентиляции тут не было, но спустя время — принюхавшись, мне было уже все равно. Выносили мусор из камеры — суточники, убирались в камерах каждое утро сами же сидельцы. На прогулку не водили никого, зато кормили и давали кипятка вдоволь. Правда матрасы были сырые и холодные, то же было и с подушками. Радио тут не играло, да нам было и не надо, мы просто общались между собой, девки так же крутили самокрутки — наличие газеты и бычков(из которых вытряхивался табак) спасало.

— Ты может есть хочешь? А то с утра голодная. — спросила Инна.
— Не отказалась бы, если честно.
— Сейчас я тебе котлету дам, у нас тут Света на кухне работает, так иногда таскает лишнего чего, а мы себе откладываем. Есть то хочется.

… Через пару минут я уже сидела и ела здоровенный кусман хлеба, с холодной но МЯСНОЙ котлетой, пусть и не такой большой как хотелось! Ням-ням! А чуть позже, в камеру вошла та самая женщина, которую я мельком видела, когда меня вели:

— О, а я все думала куда тебя закинут, к нам или нет. Я Света!
— Алина.

Так и познакомились. Не знаю, за что она сюда попала, но из разговоров я поняла, что бывает тут часто, с определенной периодичностью и охранники ее знают. В свою очередь, разрешая ей работать на кухне(хотя, это должны делать суточники) и принося лишний кипяток, сигареты и чай в хату, за ее работу. На мои вопросы, зачем так рано вставать(в 5 утра) и горбатится до вечера, она отвечала, что ей скучно сидеть и так она может помогать другим. На вид ей было лет за 50, тощая, как спичка, но веселая и бодрая, чем-то напоминала мне бабу Катю, и, если сначала она показалась мне немного недружелюбной, то потом мне с ней было комфортнее чем с остальными общаться.

Надо отдать Свете должное, несмотря на то, что ей перепадали всякие ништяки от охраны, она заботилась не только о нас, а о всех кто сидел в ИВС. В очередной раз убирая коридор, загоняла девкам(уголвницам) в хату чай или сигареты и даже без какой-либо благодарности и взаимной помощи со стороны тех — все равно делила всем поровну и отлаживала на прозапас.

— Девки, полейте кто на голову водички, не могу уже с грязной головой ходить. Намутила себе «шампунь», как бабы советовали(в составе 100% было моющее средство!), если волосы не повыпадают от такого, то хорошо. — сказала Света раздеваясь. Аня пошла ей помогать, а мы с Инной остались за столом. Компания и в этот раз попалась неплохая, во всяком случае никто не конфликтовал и все вели себя по человечески, не жалея последнего и своего.

… Пришла проверка и мы встали у кроватей. Начальник называл нашу фамилию, а мы называли ему свое имя и отчество. Дальше он спрашивал про наши жалобы и пожелания, которых обычно НЕ было и уходил в другую камеру. Позже выключили яркий свет и включился ночник. Почти как в поезде. Мы, уже в полумраке, из оставшегося кипятка заварили себе чайку в пластиковом ведерке. А потом в банке из под быстрой-картошки(кружек не было), передавали его по кругу и пили, рассказывая друг другу смешные истории, про тетю-рубиройд(это ее охранники так назвали, за лицо красное), про начальника моющего полы, да про всякое другое. Были истории и не очень смешные, скорее противные. Так например, я узнала, что суточников иногда берут на трупа. Обычно берут желающих, дают им водки грамм 100-200 и везут, что бы те его убрали. Мужики соглашаются, но каково это, я даже не представляю… В тот раз нашли парня, который уже разложился прилично…

… Посидев так почти до 12 ночи, мы пошли каждая на свою шконку. Как только я легла, так сразу поняла, что ночка будет ужасная. Холод был реально дикий: сырой и холодный матрас никак не хотел нагреваться под моим телом, а с окна по прежнему дуло. Одетый на голову капюшон, нос засунутый под кофту и сложенные в подмышки руки, с подогнутыми под себя ногами — СОВЕРШЕННО не спасали…
— Алин, держи! Я забыла тебе одеяло отдать! Брала себе, что б не мерзнуть! — послышался снизу голос Ани.
— О, отлично, а я уж думала тут одеял не дают!
Одеяло было обычным колючим покрывалом, не таким теплым, как бы хотелось, но это было лучше, чем ничего. Пришлось сложить его в два слоя и укрыться с головой, по тому же принципу… Сон не шел и дико начала замерзать поясница. Даже подложенное под нее одеяло не давало никакого результата. Пыталась повернуться лицом к стене, надеясь что так спина будет дальше от бетона и мне будет не так зябко, но нет… Снизу зашевелились:

— Девки, я так не могу! Это *****! — как оказалось никто не спал. Я лежала и лишь молча наблюдала за ситуацией.
— Инна, давай ты ко мне? Ляжем валетом и двумя одеялами укроемся?! Теплее будет! — предложила Аня. — Не могу уже так спать, так намучилась за это время! Скорей бы завтра, бежать буду до дома галопом!
— Ой, девки, это вы не были, когда нам тут матрасы меняли. Их же позабирали и мы вот так же, в холодину, спали просто на холодных и твердых досках, тоже вдвоем на кровати. Не сразу тогда матрасы привезли. Да и сейчас, ой, как кости болят, на этом твердом спать… — пожаловалась Света.

Я лежала молча и приходила в ужас от всего услышанного. Ладно я, молодая, здоровая, а они… Я не считаю себя феминисткой или мужененавистницей, но даже у мужиков условия были лучше. Один из них, как-то, забирая мусор у нас из камеры, пришел в дикий ужас и негодование, выразившись нехорошими словами о том, в каких условиях они женщин содержат, в то время как у мужиков все чисто и хорошо. У уголовниц кстати тоже — сделали ремонт.

… Провалилась в сон.

… Щелчок замка, я поднимаю голову с подушки и вижу, как уходит Света. Да, она же говорила, что ей в 5 утра на кухню идти. Снова проваливаюсь в сон…

… Слышу звон посуды. Подрываюсь. Инна через кормушку получает еду:
— Да не надо нам батон, у нас еще есть! Мы его все равно не едим!
— А куда я его дену! НА! — Отвечает ей охранник и уходит.
Аня тоже поднимается.
— Ну вы девки и спите, — говорит Инна ставя еду на стол, — я уже даже еду за всех получила! Садитесь, будем есть!

Спросонья я не сразу поняла что стоит на столе, но увидела одну на всех тарелку, 3 ложки воткнутые в содержимое и ведерко пластиковое с кипятком, в котором уже плавала заварка. Сначала мне показалось что на тарелке лежит горка картофельного пюре, но мой мозг отказывался верить глазам т. к. для этих мест это слишком шикарно! Так и есть — дали пшенку с квашеной капустой.

— Мне кажется, или пшенка какая-то кислая? — спросила Аня. — Может она уже испортилась? Мне что-то не хочется. И капуста кислющая! Я такую не люблю.
— Ну не ешь, я съем, мне такая нравится! — ответила Инна и стала уминать за обе щеки, — А ты чего не ешь? — обратилась она ко мне.
— Да я чая попью, надо согреться. Потом может поем. Спала ночью плохо, только под утро уснула более менее.
— Ооо, я тоже. Утром как-то вроде теплее стало. — Поддержала меня Аня.

В итоге попила я только чай и навернула батона. Девки жаловались на изжогу, от обилия хлеба, коего тут не жалели, а я просто молча сидела и ждала, когда же будет проверка. По идее, после нее меня должны были вызвать.

…Кормушка открылась, у нас забрали посуду и остатки еды, а затем протянули веник:
— Держите, пропылесосьте там все хорошо! — сказал охранник. — Потом постучите, как все.
Шутник. Хах! «Пылесосить» особо не хотелось, да и был ли толк, но коврик у двери все же подмели. Веник забрали…

… Пришел начальник, с еще 8-10 ребятами в форме. Нас вывели в коридор и всех дружно поставили лицом к стене, руки на уровне головы с упором в стену и ладонями к себе, ноги на ширине плеч, а дальше… Ахахаха, американские боевики отдыхают. Парни в форме, с кувалдой понеслись в камеру, а нас начали руками ощупывать от тела к ногам(женщин-женщины!) и металлоискателем проводить. Нам называли наши фамилии, а мы говорили имя и отчество, а в это время в камере грохот стоял неимоверный — это парни кувалдой херачили по шконкам :D Я угорала, но старалась не смеяться в голос от происходящего…

Минут через 30 меня к себе вызвал начальник и в камеру я уже не вернулась, успев лишь «бросить» девкам напоследок неопределенное: «Пока или до встречи», больше никого из них я не видела…

Что я вынесла для себя, за 4 года общения (не постоянного, но периодического, за весть отрезок времени) с людьми в форме, я поведаю вам чуть позже, как только систематизирую все свои знания закона, опыт общения с ними и советы из разных источников. Надеюсь, что вам это не пригодится!

Р.S. До конца месяца писать не буду ничего!
  • Просмотры: 745
  • Автор:      Комменты:
  • Поделиться

19 комментариев

avatar
Любопытно и неожиданно.
А место действия все же где. Россия или Беларусь???
Об остальном не спрашиваю…
avatar
Беларусь)
avatar
До конца месяца писать не буду ничего!

А что так???
avatar
В лес на неделю сваливаю :)

Ну, я сюда еще закину чуть позже статейку и пока все)
avatar
Чуть позже почитаю повнимательнее, уже с первого прочтения есть странности, вот и думаю — может чего пропустил… НЕ ВОЗОЖНО чтобы кучу первоходов собрали, в одной хате…
avatar
убрал
Комментарий отредактирован 2016-09-16 18:50:31 пользователем Mishanya
avatar
Там все написано :)
avatar
Из всего рассказа непонятным осталось количество времени, которое вас там мариновали.
avatar
Так и было задумано. Никаких имен и конкретных данных, только часть из того, что происходило.
avatar
Вот это я думаю упущение, будешь знать сколько могут держать, будешь чувствовать себя увереннее. Хотя это вроде в законе должно быть прописано.
avatar
По закону, если вас задержали по уголовному делу и нет доказательств — максимум 3 суток в ИВС, при нахождении каких-либо доказательств вашего участия — больше и в СИЗО. По административному не ограничено… В том плане что можно человеку дать суток 15, вывести его за территорию, а потом снова что-то приписать и снова закрыть на 15. Так что лучше быть готовым к худшему сразу)
avatar
Не желаю выглядеть экспертом в этой теме (коим, Слава Богу, не являюсь). Но у меня за эти дни после публикации Али сложилось мнение, что она обладает хорошим слогом и наблюдательностью. И пост данный был размещен для размышления. Чот вот не вериться, что она грела те беорусские нары. Что то она хочет донести до нас. Как считаете, товарищи?
avatar
Увы, грела. Но ход мыслей ваш правильный. Это как предисловие, перед основной инфой.
avatar
За последние 2 года два раза приходилось общаться с Органами. Первый раз переночевал, второй раз 10 суток. Оба раза повезло, попались не Полицаи, а Менты. Оба раза торчал не в общей камере, а в кабинетах следаков. Да, был 10 суток днем старшим на работах, а спал в кабинете следователя. Начиная со вторых суток кормят сносно. Усвоил первое правило, общаться с Органами надо трезвым и на равных. Не либезить и не хамить, а нормально, как с преподом на экзамене по предмету который ты знаешь. И!!! курящим очень сложно. За возможность покурить со многих можно веревки вить.
avatar
За возможность покурить со многих можно веревки вить.

Золотые слова! Но Бывалый контингент, обычно знает где найти курево и огонь, даже в пустой хате ИВС
avatar
о. Написано — личный опыт, и в статье личный опыт. Все соответствует. Аллаху акбар
avatar
Чего чего?
avatar
А, не обращай внимания…
avatar
Если это мне адресовано, то обращу.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.