Добавить топик в избранное

Сказ про змея Горыныча - часть 2ая → Курилка (Юмор/Болталка/Флудилка/ОффТопилка)

— Ну вот,- удрученно покачал головой тот,- опять жрать просит.

И не дав спросить наводящие вопросы Змею Горынычу по поводу оного источника криков, тут же скрылся в пещере и появивлся только через некоторое время, волоча за собой клетку, внутри которой сидело человечье существо, по виду похожее на женщину, которое что-то громко и выразительно говорило на непонятном Змею Горынычу языке.

— Кто это?- спросила Первая Голова, дыхнув дымом в направлении существа, отчего то закашлялось, задергалось и скорее всего хотело сказать что-то оскорбительное, но увидев три пары изучающих глаз, большие и жутко острые по внешнему виду клыки, а так же исходивший дым из ноздрей и прочие аттрибуты крутого дракона, забилось в истерике и медленно осело на пол клетки с полной потерей своего сознания.

— Очень плохо,- прокомментировала данное событие Вторая Голова.- Хлипкие нонче людишки пошли.

— Это чудо,- сказал Эрдерил, тыкая когтем в сторону клетки,- дочь местного царька, как там ее… принцесса Лариель. Совершенно неуравновешенное душой и рассудком создание.

— Вот как?- удивилась тут же Первая Голова,- Настоящая живая принцесса?

— И еще какая,- мрачно сказал на это дракон.- Какие истерики она тут закатывала. По ее словам меня ждет такое интересное и захватывающее замечательное будущее,- тут он мечтательно усмехнулся в ширину своего набора зубов и клыков,- а ежели местные повара найдут меня достаточно вкусным, то я буду долго служить главным блюдом на всех королевских сборищах, в виду достаточного количества мяса на ребрах.

— Прямо таки ужас как захватывает,- прошептала Третья Голова, производя детальный осмотр содержимого клетки, пользуясь случаем, пока оное содержимое находиться в выключенном состоянии,- а для принцессы она даже ничего. Хорошее молодое тело.

И медленно облизнулась. Дважды.

— Между прочим,- дракон заметил поползновения Третьей Головы,- я ее тут держу как бесплатное развлечение и плюс еще кое-какие гарантии на будущее, если мне будет совсем туго.

— А ейный папаша знает о том, где его любимая и ненаглядная принцесса?- поинтересовалась Вторая Голова, тоже осматривая бесчувственное тело, впрочем не так кровожадно и оценивающее, как Третья Голова.

— Вот это,- сказал Эрдерил, дергая из стороны в сторону кончиком хвоста,- самое и интересное. Нет. И скорее всего считает, что принцесса добралась в целости и сохранности до своего суженого принца.

— О!- драматически сказала Первая Голова.- И нашелся такой кретин, кто хочет иметь постоянный и совершенно ничем не прикрытый мазохизм?

— Есть такой,- ответил Эрдерил, устраиваясь поудобнее и вытягивая хвост до края обрыва,- это длинная история, не хотите ли отслушать ее, в сокращенном, конечно же варианте, а заодно и убить некоторые количество времени, благо его, как я вижу предостаточно.

— О, да,- вежливо ответила Первая Голова, и кивнув в сторону принцессы, которая к слову очнулась от своего бессознательного состояния и перешла в страдательное, вжавшись в угол клетки и не отсвечивая особо сильно, только неплохо бы сначала накормить ее, а то еще подохнет и будет оказия.

— И воды,- добавила Третья Голова,- людишки подолгу не могут прожить без нее.

— Это я в курсе,- ответил дракон и опустил клетку в яму с дождевой водой, достал откуда-то кусок еды, больше напоминавший крестьянскую корову и приготовил ее на медленном огне, попросту прожарив драконьим пламенем со всех сторон, и обращаясь к человеку, сказал что-то на ихнем языке. Принцесса была занята принятием освежающей ванны, плескаясь в прохладной воде. Вонь и невыносимые запахи в пещере настолько надоели ей, что яма с дождевой, свежей водой была просто раем и она попросту не обратила внимание на кусок жареной коровятины, положенной сверху на клетку, предаваясь своими наслажденям.

— Что сказал?- поинтересовалась Третья Голова.

— Ужин, Ваше Величество,- ответил надменным церемонным голосом дракон и ухмыльнулся,- приучила зараза. Завтрак, Ваше Величество… Обед Ваше Величество, ванна готова Ваше Величество… меня это жутко забавляет.

— Вот, вот,- заметила Вторая Голова,- когда все это надоест, ты ее с превеликим удовольствием слопаешь.

— Наверное,- ответил Эрдерил.- Хотя это будет еще наверно не скоро… Так вот, что касается истории принцессы…

… все было где-то так, опять же из слов самой Лориель и из ее разрозненных обрывком разговоров во сне, составено и приведено в надлежащий вид Эрдерилом. Все ругательства вырезаны. Непонятные слова заменены не более понятные.

«Суженный принцессы Лориель, которого она впрочем могла еще как-то терпеть и то совершенно недолгое время и то если тот был в соседних покоях на соседнем этаже, был принцем рядом лежащего государства, находящегося за Драконьими Горами. В этом бракосочетании планировался выгодный случай наладить торгово-дипломатические отношения, кои были утеряны внезапно врезультате одного принеприятного пограничного инциндента, а заодно и положить начало новой эре в международных отношениях.
У одного из государств-сторонников договора, к слову были богатые залежи руд, но недостаточно сил и средств для добычи оных, у другого — богатые плодородные поля, засеянные всевозможными культурами, большая торговля с соседними странами, но полное отсутсвие материалов для производства все тех же орудий труда и обороны от захватчиков, а покупка оных у купцов-торгашей обходилась дорого для местной казны.
Вообщем планировался разносторонний и взаимовыгодный контракт, главным звеном которого было венчание царственных особ. Элементом неожиданности данной истории был случайно объявившийся дракон, впрочем он поселился на севере, а торгово-партнерские отношения налаживались на востоке, а так люди никогда не упустят своей выгоды, решено было, как и соглашалось заранее, отправить принцессу экспрессом с экскортом до границы владений, где ее встретит принц со своими хорошо вооруженными людьми и прозойдет акт вручения тела с последующей свадьбой на месте, благо все необходимое было доставленно загодня к условленному месту. Тут же будут подписаны необходимые договора и переданны доверительные грамоты и после отыгранной наспех свадебки, участники симпозиума разойдуться по своим домам, радуясь удачно совершенной сделке.
Про данное мероприятие Эрдерил прослышал совершенно случайно и задумал сделать людям достаточно большую и неожиданную пакость, а себе — приятный ужин в виде оной принцессы.
Напав на группу вооруженных людей, охранящих роскошно убранную карету и перебив тех, кто не имея здравого смысла, сопротивлялся, а не бежал как это делали более умные из присутствующих, он к своему удивлению отметил тот факт, что принцесса, как совершенно не положено человеческой логике вещей, повела себя достаточно странным образом, а именно — обругав своих людей разнообразными, не понятными дракону словами, и находящегося, к слову здесь же дракона — но общий смысл был очевиден и весьма понятен, она схватила оружие и начала совершать роковую ошибку своей жизни, а именно пытаться нападать, а еще и того хуже — пытаться убить Эрдерила.
Дракон по достоинству оценил решимость принцессы, соблаговолил оставить ее в живых, сделав ее своей любимой игрушкой для скрашивания одиноких прохладных ночей или дней, если шел дождь или просто было плохое настроение. Принцесса Лориель, если с нее сбить ее напыщенность, что удалось почти полностью через несколько дней достаточно простым способом — содержанием без еды, воды и неподалеку от места, где дракон хранил запасы еды, по большей части уже вышедшего срока годности, оказывалась хорошим собеседником и достаточно просвещенной особой. Если у нее присутствовало настроение, то она рассказывала интересные вещи, что случались за последние пять-шесть столетий в округе, исходя из прочитанных ранее научно-популярных книжек в королевской библиотеке, по-обыкновению завершая свои рассказы тем, что по ее мнению светит дракону, когда ее найдет ее любимый папочка. На все аргументы Эрдерила, что папочка рад, что таки выпроводил любимую дочку от себя подальше и занят совершенно другими делами, и совершенно не в курсе происшедшего, так как всех выживших свидетелей дракон все же выследил и следуя принципам „хороший свидетель — съеденный свидетель“, поступил с ними надлежащим образом».

Конечно через некоторое время другая, принимающая процессию сторона начнет подозревать и волноваться, совершенно справедливо полагая, что с принцессой случилось что-то очень неладное и возможно ее давно нет в живых… и так далее, как прикинул Эрдерил еще пара дней и начнется самое интересное.

— О, да,- сказала после некоторого молчания Первая Голова.- Да, кстати, вытаскивай ее, а то замерзнет, простудиться и ненароком случайно еще умрет.

Принцесса тут же была вытащена из лужи и обогрета жаром драконьего пламени, отчего у нее прошела дрожь и колотун и она смогла членораздельно сказать, что она думает по этому поводу и вообще в частности о драконе. И еще в целом о всех драконах. Эрдерил переводил слово-в-слово сказанное. Змей Горыныч пребывал в тягостном молчании. После чего у принцессы разыгрался аппетит и на некоторое время оба представителя драконьего племени были оставлены без внимания и предоставлены снова самим себе.

— Надеюсь что,- Первая Голова кивнула в сторону принцессы,- оно не знает драконьего языка?

— Совершенно нет,- сказал Эрдерил, — иногда я имею плохую привычку разговаривать с самим собой…

Первая Голова понимающе кивнула и вздознула.

— Так вот,- сказал Эрдерил, отвекаясь от принцессы,- вернемся к философскому вопросу: что должно произойти и чтобы случилось именно то, что задумали люди?

Лориель уснула, избавив их от своей компании и была успешно бесцеремонно задвинута в пещеру, Змей Горыныч удобно устроился около входа пещеры, Эрдерил сполз ближе к обрыву — «Мое любимое место,- прокомментировал он,- остюда открывается чудесный вид» и оба дракона пустились в ожидание, так как очевидных решений данной проблемы не было пока видно.

Начало светать и звезды стали пропадать на утреннем небе.

— Есть мнение,- начала было говорить Первая Голова, с некой подозрительностью в голосе, но была прервана на начале фразы одним событием.

* * *

Восходящее солнце медленно выползло из-за гор, осветив всю прилегающую к горам природу приятным солнечным светом. Сквозь листья местных вековых деревьев пробивалось множество лучей, падая на стены очень древнего храма, обнесенного к тому же для полной уверенности очень высокими стенами.
Храм был примечателен тем, что был построен еще в те легендарные времена, когда по небу действительно летали живые драконы. А Драконьи Горы звали не потому, что над ними кто-то когда-то видел летающего дракона, а из-за того, что драконы в большом количестве населяли оные, превратив по сути Горы в непроходимый барьер между морем и Дальними странами на севере. Собственно говоря, с исчезновением последних, культуры людей, ранее не особо сильно контактировавшие между собой, не более чем на уровне слухов и мелкого натурального обмена по принципу «из-рук-в-руки», оказались друг перед другом и перед очевидным для них фактом, что оппоненты по ту сторону гор просто жаждут захватить чужие земли и экспроприировать богатства. Факты были подпитаны обоюдоострым невежеством и к тому же незнанием положения дел по другую сторону Гор. Ну и конечно частично была виновата умелая политика оставшегося внезапно не у дел Конклава магов, живших по соседству с драконами. И по сути дела давно превратившихся давно в политиканов и склочников, зарабатывающих свои богатства на невежестве народных масс и кое-какой мелкой магии, которой с каждым днем все становилось меньше и меньше. Вместе с драконами этот убогий мир покинули как ельфы, орки, гномы и магия, что соединяла их и была частью их жизни вобщем ушла тоже.
Так начались долгое время Драконьих Войн, когда война велась преимущественно стенка-на-стенку. Вернее проводились ставшие уже историческими бои «Побережье против Северных стран». Где-то в то время и было осознано стратегическое значение этого храма, его прочные стены и выгодное положение. С небольшой перестройкой он просуществовал все эти времена.
К слову еще надо добавить, что сооружение было настолько древним, что строительно-восстановительные работы давно уже заняли почетное место в графе «Текущие необходимые расходы» большой казначейской книги и проффесиональное расстройство желудка у многих поколений казночеев. Но вот строить что-либо такое же внушительное и грандиозное, да еще и таким способом, каким был выстроено данное сооружение, люди не умели. Вернее не желали, скорее по расчетливости. Сообразив, что ремонтировать дешевле, чем строить новую королевскую резиденцию, особенно когда страна переживала ну не совсем лучшие времена. В основном эти «не лучшие времена» приключились из-за дракона, который своими разбоями и непотопляемостью, как бы все не хотели его лишить могучей жизни, отпугнул многие торговые караваны, следовавшие испокон веков через страну до моря. Для торговли с заморскими странами. Теперь же, из-за бесчинств окоянного супостата, караваны шли другими, более длинными обходными, зато куда более безопасными путями. И принося доход казне другого государства, а также развивая морское дело.

— Ты уверен? — снова переспросил человек, стоящий у окна и смотрящий величественный выход солнца на утреннее небо.

— О да, мой король!- ответил другой, что-то пишущий на листе бумаги,- чрезвычайно проверенное средство. В древности использовалось исключительно для подобного рода случаев.

— Забавно,- сказал король и снова поправив свою мантию, сдув в очередной раз несуществующую пыль,- дракон убивает дракона… А что если один из них выживет? Такое ведь все же возможно, не так ли?

— Невозможно, мой король,- ответствовал тот, вызывая всем своим видом крайнюю степень удивления.- «Драконья Погибель» вызывает последнюю всепоглощающую ярость дракона и тот будет драться, пока не погибнет он сам и вместе с ним все его противники в радиусе поражения. Очень чудодейственное антидраконье средство. Древние мудрецы крайне рекомендуют.

Он захихикал, отложив перо.

— Никогда бы не поверил, что на свете еще до сих пор живут драконы.

Король кивнул, отойдя от окна с впечатляющим видом. То ли вид из окна навел на него впечатление, то ли мысль о том, что в скором времени супостат будет находится в очень неживом состоянии, а народ будет прославлять короля как могущественного победителя. Да и соседним странам будет о чем задуматься.

— И почему все дракона такие глупые?- спросил он самого себя и добавил, обращаясь к человеку, все еще пищущему что-то в своих бумагах.- Да, что там слышно о свадьбе принцессы?

— Пока ничего, мой король,- ответил на то собеседник.- Королевский кортеж с охраной по расчетам скорее всего уже подъезжает к восточным границам. Через три дня должна прилететь почтовая птица с известием.

— Поскорей бы,- король уже стоял около двери, открывая ее,- сразу в одно время и двоих зайцев.

— Кого, Ваше Величество, в одно время? — переспросил удивленно другой.

— Неважно,- ответил король и вышел.

И тут же вернулся.

— Еще одно,- сказал он, понизив голос,- нужные люди готовы?

— О да, мой король!

— Хорошо,- тот кивнул головой,- пусть на закате выезжают. Все знают, что делать?

— Да, мой король,- повторил тот. И кивнул головой.

Змея Горыныча охватило призрачным сиянием, на фоне восходящего багрового солнца и он смотрелся как только что отлитый из бронзы в совершенно натуральную величину.

— Не понял намека?- успел только произнести черный дракон, когда яростно шипя и пуская в направление него пламя сразу тремя головами, Змей Горыныч напал напал, сильным ударом отбросив Эрдерила к входу в пещеру.

Все поглощающая ярость передалась ему и черный дракон набросился в ответ, выпуская огненный шар, который случайно промахнувшись мимо Первой Головы, попал на край уступа, оплавив ни в чем не повинную скалу. Третья Голова метнулась вперед и отбросила ударом черного дракона обратно к входу в пещеру. Ее глаза, как впрочем и остальных двух голов были полны ярости и казались совершенно безжизненными.

— Да что...- снова пытался сказать что-то дракон, собрав остатки своей воли, но в данный момент у него был небогатый выбор: или уворачиваться от пламени, когтей и зубов Змея Горыныча, либо попытаться закончить свою фразу и выразить мнение по данному поводу и в частности пройтись по некоторым личностям. Одновременно сделать оба дела сразу у него, к сожалению, не получалось.

Змей Горыныч снова выпад в сторону дракона, слегка царапнув того по левому боку, но тот в последние мнгновения успел увернуться и весь удар пришелся на угол пещеры, отчего сверху посыпались мелкие камни и булыжники. В пещере вдруге кто-то пронзительно закричал. Эрдерил перевернулся и отскочил в сторону, на мнгновение позже на то место, где он находился, упал большой камень и отскочил в сторону, чуть не задев его.

— Ну это уже совсем...- Эрдерил снова попытался дать понять Змею Горынычу, что с ним определенно что-то не так. Вернее совсем не так, потому как глаза оного стали загораться каким-то совершенно неестественным призрачно-красным светом.

Как и в прошлый раз, Эрдерилу не было дано никакого шанса хотя бы договорить фразу до середины и как-то обозначить более-менее свои мысли по всему происходящему. Змей Горыныч выгнулся и сделал маневр. Как бы хотя толкнуть Эрдерила в левый бок, отчего тот отскочил в сторону и попал под пламя Второй Головы. Что заставило дракона податься назад, в пещеру. А а еще мнгновением спустя влететь внутрь от сильного удара. Снова раздался крик, на этот раз более душераздирающий, что заставило вздрогнуть все три головы разом и мнгновение спустя скрыться в пещере. И тут же появиться, тащя за хвост Эрдерила. Тот упирался всеми доступными лапами, оставляля в твердой как камень земле четкие глубокие борозды от когтей. Зубами он схватился безнадежно за клетку, точно думая, что она крепко закреплена и спасет его от… Но укрепительная система была слаба и колья не выдержали драконьей силы и теперь клетка с испуганной принцессой, зажавщиейся в угол, тоже весело ехала наружу, скрипя и подпрыгивая на вспаханной земле.

Далее произошло следующее, что не совсем хотелось бы ожидать от подобного рода случаев. Вернее совершенно не то, что должно было случиться в итоге. Увидев впервые в жизни Змея Горыныча в бешенстве — да и скорее всего по виду принцессы это был первый виденный ею дракон в крайней степени озверения, Лориель завизжала от поглощающего ее заживо страха. Тонко и пронзительно, вызвав при этом внезапный ступор у трех головов одновременно. Отчего те застыли и почему-то отпустили Эрдерила, который потеряв влекомую его силу, по инерции покатился вперед и со всей силы влетел в край пещеры. Вот в результате чего здоровенный валун, мирно лежащий до этого где-то наверху наконец-то не выдержал и произвел свое падение вниз. При этом точно попав на искомого Эрдерила. Причем как полагается в такого рода случаях — приземлившись ему на голову.
Валун поменьше, катившийся следом за компанию, отскочил от земли и попал в клетку, послав ее катится внутрь пещеры, тем самым прекратив источник истошного визга. Попросту стукнув содедкржимое клетки об стенки, переводя оное в состояние отключки, почти схожее с тем состоянием, в котором пребывал в данный момент Эрдерил.

Вот после всех этих, быстро происшедших событий, наступила звенящая тишина, лишь прерванная на очень короткий миг звуком падения Змея Горыныча как прошлогоднего мешка полусгнившей картошки.

Солнце почти вышло из-за своего горизонта, освещая ярким и жизнерадостным светом все вокруг. Птиц, стайкой упорно летящих куда-то по своим птичьим делам, горного волка, греющегося на камне, после сытного и питательного завтрака, живописную сцену, состояющую из: пещеры, двух неподвижных драконов (разного цвета), здорового валуна, похоронившего одного из них, кучи мелких камней и камешков, разбросанных на поле боя и небольшой отряд из четырех человек на лошадях, пробирающихся узкой тропой, ведущей куда-то вверх.

— Мой король,- вошедший человек низко поклонился, держа что-то в руке.

— Да,- поднял тот голову и улыбнулся при виде вошедшего.- И что у тебя там?

— Дело сделано, мой король,- вошедший вытряхнул содержимое мешка на стол перед королевским носом.

— Что это?- поинтересовался король, лениво разглядывая предмет, лежащий поверх кучи разнообразных бумаг.

— Зуб черного дракона, мой король,- ответил тот,- мои люди прибыли только что, они видели своими глазами два безжизненных тела и в доказательство увиденного взяли этот зуб.

— Интересно,- король взял зуб и изучающе рассмотрел его. Это был изогнутый клык в локоть длинной, и скорее чрезвычайно острый.

— Самый маленький, что смогли достать,- человек хихикнул,- им пришлось потрудиться долгое время, чтобы выковырять его из пасти этого чудовища. Конечно, мой король, — добавил тот поспешно,- очень аккуратно, дабы не повредить общий вид.

Король кивнул.

— Хорошо,- сказал он после некоторого раздумья,- посылай людей для разделки и привезите шкуру и головы в целости и сохранности. Головы пожалуй неплохо украсят трофейный зал и комнату для приема важных персон. Этим набитым тюфякам из сопредельных государств будет весьма полезно видеть головы драконов. Настоящих драконов.

— Да, мой король,- человек поклонился и вышел, плотно закрыв за собой двери, унося на своем лице странную улыбку, смысл которой был понятен только ему.

* * *

Внезапно первой решила очнуться Вторая Голова. Оглядев поле сражения и особо отметив размер булыжников и камней, валявшихся вокруг, а так же и состояние черного дракона, решила не особо себя утруждать какими либо чувствами и упала вновь. Тут же перейдя в состояние, когда окружающая действительность кажется всего лишь неболее чем кошмарным сном.
Прошло еще некоторое время и солнце окончательно поднялось в зенит, когда так же внезапно очнулась Первая Голова — у нее было достаточно времени, чтобы представить на что все же бывает похоже утренее похмелье, и проникнуться даже некоторым состраданием к обеим головам. Впрочем, через мнгновение, нахлынывшие чувства прошли. И она занялась приведенеием к своему состоянию других голов. Когда в конечном итоге обе головы были в некотором состоянии восприятия окружающего мира, то основным занятием на дальнейшее время были попытки приписать себе фразу — «и кто первый начал? нет, это определенно не я!».

— Так-так,- сказала вдруг Первая Голова, окончательно приходя в себя,- если не я, не ты и не ты, то кто?

— Он!- вдруг дружно кивнули обе головы на придавленную тушу черного дракона.

— И интересно, почему? — задумчиво поинтересовалась Первая Голова. После чего уверенно добавила.- Сейчас откопаем и посмотрим.

— Зачем?- спросила Третья Голова, вращая глазами.

— Почему?- удивилась Вторая Голова, потирая правой лапой свой лоб.

— Сдается мне...- начала было Первая Голова, но ее внимание было привлечено чем-то в глубине пещеры.

Этим чем-то оказалась совершенно пустая сломанная клетка. Здоровый булыжник проломил прутья клетки, тем самым дав возможность содержимому клетки совершить непринужденный побег.

— А это еще что?- указала на данное безобразие Первая Голова, вытаскивая остатки клетки наружу.- Сдается мне, что тут кто-то недавно сидел…

Головы начали озираться по сторонам, в поисках свежесбежавшего содержимого клетки, Вторая Голова припала к земле, принюхиваясь.

— Гав!- сказала она вдруг и сделала стойку, отчего Змей Горыныч несколько потерял равновесие и немного упал на правый бок.

— Туда оно побежало!- быстро сказала Вторая Голова, не дав опомниться двум другим, указывая направление.

Через несколько мнгновений Змей Горыныч уже забрался на уступ и влекомый Второй Головой тут же пополз в сторону ущелья. Еще через некоторое время вдалеке была замечена маленькая человеческая фигурка, упорно карабкающаяся на скалы, в надежде преодолеть их как можно быстрее и скрыться в столь близком и спасительном лесу.

— Не успееет,- только прокомментировала увиденное Третья Голова, как уже Змей Горыныч был в воздухе, быстро набрав нужную высоту и направился к жертве.

Жертва, ничего пока не подозревая, занималась тем, что преодолевала очередной валун. Вид у нее был еще хуже прежднего, из разорванного, некогда роскошного платья виднелись оцарапанные конечности тела. Вид ее был жалок и к тому же она уже почти выбилась из сил. Змей Горыныч бесшумно спланировал на огромный камень и занялся наблюдением за безуспешными попытками жертвы залезть на очередной уступ, каждый раз срываясь и падая, тем самым приводя себя еще в более сильную товарную негодность.

— Очень-очень печально,- сказала жалостливо Вторая Голова.- Так ведь и угробит себя окончательно. И что папаша скажет на сей счет?

— Кто здесь?- жертва заметалась в узком пространстве, ищя источник голоса, пока не наткнулась взглядом на мирно сидящего Змея Горыныча, отчего тут же потеряла остаток речи и сил, осев на замлю и постаравшись заползти в щель между огромными камнями.

— Ну-ка, давай-ка,- сказала, глядя на это, Первая Голова, выковыривая из щели острым когтем принцессу за остатки одежды,- вылезай красавица. Погуляла, подышала свежим воздухом и хватит. Пора в место принудительного заточения.

Принцесса замотала бешенно головой, отбивалась всеми своимим конечностями и чего-то все время говорила, по большей части это были ругательства, упорно забиваясь все глубже в щель.

— Не вылезет,- вздохнула тяжко Третья Голова.

— Посмотрим,- сказала бодро Вторая Голова и наклонившись в другую сторону, выпуская куда-то под камень струю жаркого пламени.

Через мнгновение, жертва с дикими воплями выкатилась наружу. Ее одежда, стала еще непригляднее и ужастнее. На спине платья виднелась большая дыра.

— Не попорти товар!- грозно сказала Первая Головаю- Он нам еще нужен. За испорченный товар можно меньше получить по обмену. Или вообще ничего.

— Полетели,- просто сказала Вторая Голова и не успела принцесса опомниться, как была подхвачена Второй Головой и очнулась промеж драконьих зубов и к тому же высоко в воздухе.

— Смотри, сдерживай свои рефлексы,- заметила учтиво Третья Голова, глядя на извивающуюся принцессу.

— Особенно рвотные,- мрачно добавила Первая Голова, делая крутой вираж, выходя на прямой вид с пещерой и тушей черного дракона, все еще придавленного здоровенным булыжником.

— Ну, и что будем делать? — спросила в который раз Третья Голова, осматривая тушу, все еще, бездыханного дракона, на сей раз, уже освобожденного от обременительного груза.

— Ждать,- угрюмо сказала в очередной раз Первая Голова.

— И чего?- спросила Вторая Голова, указав на дракона.- Он что от этого как бы живее будет?

— Будет, будет...- проворчала Перая Голова,- если захочет. Я думаю, захочет. Драконы еще никогда не умирали от шишки на голове.

Приветливое солнце, как никогда жарко светившее в этот день, освещало Змея Горыныча, сидевшего в тягостном раздумьи около здоровенного валуна, а так же и тело черного дракона, лежащего поперек входа в пещеру. И там же стоящую, наспех собранную клетку, в коей томилась некогда бывшая принцесса, одного из местных государств, безучастливо смотревшую на происходящее вокруг, чей словарный запас слов, закончился задолго до вырисовываемой картины. В довершение, дул мягкий приятный ветер, создавая идиллию умиротворенности и полного спокойствия.

— Долго однако ждем,- заметила как бы Третья Голова, занимаясь в последнее время гастрономическими изысканиями по поводу сидящей в клетке жертвы. Аппетит конечно был, но закуска была слишком истощена и измучена, что с нее можно было взять — исключительно разнообразные фантазии на тему «запеченная на древесных углях принцесса к осеннему самогону рОзлива южных деревень» и тому подобная чушь, лезущая по жаре настойчиво в мозги.

Надо заметить, что выражение морды Третьей Головы было столь выразительно показывающим ее намерения, что бедной принцессе оставалось только залезть в самый дальний угол клетки и достаточно сильно надеяться, что фантазии Третьей Головы, так и остануться ее фантазиями и не более.

— И будем еще ждать,- сказала упорно Первая Голова.- У кого есть какие другие предложения? Просьба высказать таковые.

Вторая и Третья Головы тут же переглянулись. Между ними возникло какое-то определенное взаимопонимание.

— Есть некоторые мысли,- сказала тут же Вторая Голова,- по поводу. Надо заметить, что местнын алкоголесодержащие напитки по идее…

— Стало быть предложений никаких,- перебила на полуслове Первая Голова и снова ушла в тягостные раздумья.

Прошло еще достаточно большое количество времени, когда Эрдерил стал шевелиться, а еще через некоторое время начал делать попытки приходить в самого себя. Это ему давалось с большим трудом. Но все же он нашел в себе как-то силы подняться и даже удержаться от того, что бы не упасть.
Первое время он занимался внимательным изучением местности, огромного булыжника, валявшегося рядом, Змея Горыныча, сидящего поодаль в мрачном состоянии, принцессы в клетке, а так же своих чувств и ощущений.

— Вопрос… — наконец сказал он, более-менее уравновесив состояние «ни туда — ни сюда» в сторону «ни туда».- И что же это было?

— Да,- оторволась от своих раздумий Первая Голова,- то же самое можно было бы спросить и у тебя.

— То есть...- сказал Эрдерил.

— То есть, есть мнение...- начала было говорить Первая Голова.

И тут все обратили свои взоры на принцессу.

— Ну нет...- после некоторого раздумья сказала на невысказанные мысли Первая Голова.

— Тогда что же?- крайне вежливо поинтересовалась Третья Голова, все еще теша себя изысканными гастрономическими надеждами.

— Тут можно предположить...- начала рассуждать Первая Голова, приводя свои логические изыскания о проишедшем, причем не отрывая по-прежнему своего взгляда от клетки с принцессой.

Обсуждаемая жертва достаточно быстро догадалась о ком идет речь, хотя она ни слова не понимала из того языка, но коем происходило данное общение, но все же ей почему-то еще сильнее захотелось стать ветошью и в идеале вообще не привлекать к себе никакого внимания.

— А вот случаем,- сказал Эрдерил, проверяя наличие отсутствия одного из зубов,- кстати никто не видел моего зуба?

— Какого такого зуба?- спросил Змей Горыныч хором, оглядываясь по сторонам в попытках обнаружить что-либо, похожее на искомый объект.

— Моего,- ответил печально дракон.- У меня пропал зуб. Один из крайних зубов.

— Вот уж не пойму,- пробормотала Первая Голова,- и кому нужен драконий зуб?

— Кому-кому?- удивленно спросила Вторая Голова, до этого пребывавшая в задумчивой прострации,- как еще принести известия о гибели дракона? Вытащить зуб.

— Вытащить зуб...- повторила задумчиво Первая Голова. И тут же стала обдумывать несколько случайную мысль внезапно попавшую ей на ум.

— Очень интересное замечание,- добавила Третья Голова, начавшая смутно догадываться что к чему и как.

Эрдерил слегка наклонил голову влево, тоже приобщившись к процессу думания, но через некоторое время вдруг сказал:

— Полетели!

— А ее куда?- поинтересовалась Третья Голова, указывая на ничего не понимавшую в происходящем принцессу.

— Забери ее с собой,- ответил Эрдерил,- она нам еще пригодится.

Под крики и всхлипы принцессы, клетка с содержимым оторвалась от поверхности, влекомая Змеем Горынычем, чтобы через пару мнгновений оказаться на высоте птичьего полета, созерцая бескрайние дали величественных Драконьих Гор. Впрочем, вскоре какие-либо звуки из мерно раскачиваемой и безнадежно скрипящей под натиском ветра, клетки, прекралитились.

Солнце садившись за надоевший ему горизонт, освещало последние пики высоких гор, когда Эрдерил начал снижаться, плавно заходя, на ему только известное, место посадки. Змей Горыныч сделал еще один круг над неизвестной ему местностью, то была все та же его подозрительность, и тоже пошел на посадку.

— Слушай,- вдруг сказала Третья Голова, до этого занимавшаяся обозрением пролетаемых земель на предмет нахождения чего-либо необычного, обращаясь ко Второй Голове,- да брось ты ее.

— У.у… у… ы… ум,- было ответом на вопрос.

— Ну и чего с ней возиться?- продолжала свое Третья Голова.- Ни съесть, ни помучать, ни в карты проиграть. Ни тот же выкуп получить. Скажи «Карр!» и то будет хоть намного интереснее.

Она с заметным инетересом наблюдала пролетаемые внизу скалы и густой вечнезеленый лес.

— Я тебе скажу «Карр!»,- ответила мрачно заместо Второй Головы Первая.

— Мне-то зачем?- удивилась Третья Голова, наблюдая за заходом на посадку.- Это ей надо.

— … Ы… ум… ды,- проговорила сквозь зубы Вторая Голова. По ее виду легко было угадать ее намерения, а так же предположить какие факты сдерживают ее от выполнения указанной просьбы.

— Что-что?- переспросила заинтересованно Третья Голова, живо интересуясь сказанным.- говоришь, сколько времени будет принцесса ощущать себя вольной птицей?

— Хватит, надоело,- прервала издевательства Первая Голова.- Приземляемся. Товар крайне рекомендуется не трясти, не сдавливать, и не производить им тороможение об твердые поверхности.

К слову, Змей Горыныч спланировал и приземлился весьма удачно, неподалеку от большого, векового дерева, чьи корни, как скрученные старые канаты были видны из-под серой земли, еле поросшей зеленоватого и невзрачного цвета травой.

— Недолет,- тут же прокомментировала Третья Голова, оценивая расстояние между деревом и клеткой… пустой клеткой.- Где содержимое?

Вторая Голова потрясла клетку и содержимое выкатилось в центр клетки изпод соломы и наваленных шкур. Оно дико вращало глазами и тряслось. Судя по всему полет оному содержимому и его желудку не совсем понравился.

— Ну да,- сказала философски глядя на это Третья Голова,- кому сейчас легко?

Первая Голова кивнула и показала на дерево, на ветку которого и была повешена клеть с принцессой.

Местность представляла собой глушь, заросшую сплошь могучими деревьями, покрывшими все пространство между скалами, пожалуй за исключением небольшой поляны. Если присмотреться более внимательнее, то гора на краю поляны напоминала нечто похожее на один из древних храмов, уже позабытой давно религии, которая была весьма распространена среди человекообразных во времена молодости Змея Горыныча.
Эрдерил был достаточно быстро обнаружен около входа в храм. Он рассматривал окружающее пространство, точно не решаясь войти внутрь.

— Нам туда?- спросила опасливо Первая Голова, указав в черную пустоту входа.

Дракон уверенно кивнул.

— Ну и пошли,- сказала Вторая Голова,- может чего и интересное найдем.

Внутри, если протиснуться осторожно через узкие корридоры, стараясь особо сильно не задевать и без того уже расшатанные камни, из коих были сложены стены, то далее обнаруживался большой зал, чей потолок скрывался в особо непроглядной тьме. А окружающее пространство, освещенное драконьими камнями, до сих пор светящихся мягким светом в темноте, было заставлено по периметру шкафами, набитыми книгами. Книг было много, чрезвычайно много. Некоторые из них полуистлели и валялись на холодном каменном полу с причудливым узором. Некоторые из них были заперты на замки, а руны на них светились разными цветами. Некоторые были просто обыкновенными книгами с множеством листов старой, ломкой бумаги, исписанных калиграфическим почерком на непонятных языках.

— И что это за склад такой?- вежливо поинтересовалась Первая Голова, более других склонная к философии и к всякого рода научным мыслям.

— Библиотека,- ответил Эрдерил, оглядываясь,- старая человеческая библиотека. Знания со всего света, даже из других миров.

— Ужастно интересно,- сказала заинтересованно Первая Голова, вращаясь в любопытстве в разные стороны.

— Вот к примеру,- дракон аккуратно взял с полу увесистую книгу,- «Приключения Джерта, прошедшего восемь кругов Стигианской Бездны, написано со слов оного летописцем Его Величества...», вообщем забавный рассказик про человеческие подвиги. Я его когда-то давно читал, правда в другом, более ужатом варианте. Я забавляюсь до сих пор этим рассказиком. Скорее в основном, как он умудрился выжить и вообще вернуться обратно.

— Кстати это оригинал,- сказал Эрдерил, рассматривая книгу,- вот уж интересно…

Он дыхнул на книгу и несколько мнгновений наблюдал как огненные искры и пепел опадают вниз.

— Печально,- сказала убитым голосом Третья Голова, наблюдая это.- И где теперь этот хваленый герой?

— Как всегда в подобного рода случаях,- ответил на то Эрдерил,- его кости сгнили настолько давно. Еще задолго до того, как люди забыли первопричину его приключений в Бездне.

— А научный вопрос для присутствующих в зале,- Вторая Голова оторвалась от разглядывания книжных названий,- чего все-таки ищем?

— Кое-что,- Эрдерил разглядывал верхние полки, большей частью забитых магическими книгами,- мне все это напомнило одну штуку, коей когда-то пользовались маги Западного Побережья. И есть большие подозрения, что кто-то открыл этот способ заново.

Он перевернул все шкафы с книгами и начал копаться в наваленно куче, выискивая нужную. Трудоемкий поиск заключался во внимательном рассмотрении названия книги и ее обнюхивании, если название было трудночитаемым или стерлось за долгие года.
Одна из книг привлекла своим вниманием Змея Горыныча. Скорее из-за мягкого свечения краев ее переплета, нежели от своих устрашающих размеров увесистый том, которым можно было запросто убить к примеру корову, если конечно с хорошей высоты попасть той аккурат на голову промеж рогов. И еще нечто загадочно-зловещее было в этой книге. Название, написананное на одном из языков народов Севера, гласило:

«ВСЕ О ДРАКОНАХ. ВИДЫ ДРАКОНОВ И ИХ ПОВЕДЕНИЕ»

— И что там у нас?- сказала заинтересовано Первая Голова, открыв книгу и листая ветхие страницы.

"… и будучи уже повереженным, со сломанными конечностями и крыльями, Красный Дракон Ар-Анах оставался страшным соперником — от его пламени погибло шесть великих воинов-ловцов драконов, так и не сумевших приблизиться к нему, дабы убить это страшное чудовище… Но великий Каа Лам, победитель драконов, изловчился и выпустил из лука стрелу с Драконьей Смертью и тот умер в мчениях, извиваясь и прожигая землю и камни своим пламенем. И продолжалось это пока не зашло солнце за горы. И так был повержен Ар-Анах, Красный Дракон, правивших Триаботом на протяжении девяти поколений".

— Очень познавательно,- заметила Третья Голова, когда Первая Голова закончила читать,- насколько я заметила, там еще есть «Методы приманивания» и «И разные способы выделки драконьей шкуры».

— Забавно,- добавила Вторая Голова, рассматривая еще раз книгу,- надеюсь материал переплета соответствует содержанию?

Перва Голова мрачно кивнула и бросив книгу на пол, тут же дыхнула на нее пламенем. Там мнгновенно вспыхнула очень веселым жарким пламенем, освещая все вокруг.

— Нашел,- сказал Эрдерил и его слова эхом разошлись по залу.

В лапе он зажимал средних размеров фолиант, черного цвета, инкрустированный драгоценными камнями, с увесистым замком, впрочем последний был тут же сломан и висел бежизненно на петлях. Книга была обозначена как «Иль канах астараха», буквы были выведены серебром их смысл дословно переводился на нормальный язык как «Уничтожающий миры».

— А я знаю это,- Первая Голова указала на книгу.- Очень, очень давно ходили легенды о древней магии, еще возникшей до появления драконов, на останках которой было сотворено все остальное. Именно таким языком.

— Где-то так, семь-восемь...- кивнул Эрдерил, перебивая Змея Горыныча.- Это можно сказать квинтэссенция всех древних знаний, подогнанная под мировозрения и уровнь восприятия тех дней. Пожалуй, это то, что надо. Слишком популярная в те времена была книжка. Ее конечно тиражировали, правда ограниченным количеством, ввиду ее трудности перевода на местные языки, вообщем в итоги она разошлась по миру в большом количестве копий, местами соверешенно непохожих друг на друга.

Он немного помолчал, точно что-то вспоминая, после добавил:

— У меня было когжа-то несколько копий этой книжки, но похоже — и это тоже оригинал,- он открыл книгу и аккуратно, насколько это было возможно, перелистнул несколько призрачно сиящих листов.

— Оно самое,- еще раз кивнул Эрдерил,- надо выбираться отсюда. У меня еще с детсва было некое… эээ недолюбливание через-чур замкнутых помещений.

Вылезя наружу и утсроившись удобно для дальнейшего чтения, Эрдерил раскрыл книгу и принялся внимательным образом ее изучать.

— Ладно,- сказала Третья Голова, глядя на данный скучный процесс,- это надолго. Пошли проверим нашу жертву. Думаю ей необходимо принести чтонибудь съестное.

— Что-то ты какая-то добрая,- проворчала Первая Голова,- зачем тебе это?

— Просто проснулось некоторое чувство совести,- ответила Третья Голова,- Да и время как раз обеденное.

Когда солнце удачно коснулось вершин гор, ознаменуя скорейшее завершение очередного дня, Змей Горыныч вернулся с добычей — парой лесных оленей, коих в этих местах развелось изрядное количество, в основном из-за отсутствия каких-либо серъезных внешних врагов, а также с неизвестно где найденной старой бочкой, теперь уже полной родниковой воды.

Пришлось изрядно тормошить клетку, дабы Ее Величество соизволило выпасть из сонного состояния, куда она соизволила впасть после приступа воздушной болезни. И тут же, после того, как была в итоге окончательно разбужена Третьей Головой, подала голос, в основном возмущаясь бесцеромонностью обращения, но видя ухмылку Третьей Головы — достаточное время, чтобы пересчитать количество зубов и сникла.

— Что со мной будет? — заговорила вдруг она на языке жителей побережья.

Как и ожидалось, Змей Горыныч понимал этот примитивный язык.

— Хороший вопрос,- ответила Вторая Голова, закончив потрошить добычу.- К слову сказать, совершенно недавно твой папашка хотел нас угробить запросто так, хотя дал верительную грамоту со всеми печатями. Да и если учесть, что никто не знает твоего местоположения…

— Почему не знает?- спросила принцесса и задрожала. Скорее всего от холода и голода, нежели от страха.

— Потому как, давно бы папашка приполз на коленях за тобой,- добавила Первая Голова.

— Как же!- заплакала вдруг от нахлынувшего на нее отчаянья, принцесса.- Приполз бы… Да он рад был, что наконец избавился от меня! Четыре дня ходил с идиотской ухмылкой! Ждал пока свадебная карета будет готова. И еще собственноручно провожал до моста, только чтобы в итоге убедиться, что я все-таки свалила.

Принцесса плакала, лежа на шкурах и соломе, отчего клетка ужасающе скрипела и мелко тряслась от ее рыданий, Змей Горыныч прибывал в состоянии легкого недоумения, когда открывается то событыние, что жертва совершенно никому не нужна и вряд ли за нее возможно что-либо получить, а тем более выкупить за приличную сумму…

— Интересно,- проборматала задумчиво Первая Голова.- Что тут у нас еще такое?

— Давно же предлагалось ее съесть!- Третья Голова пребывала в более чем возбужденном состоянии, ее мечты могли теперь легко превратиться в приятную реальность.

— Это мы всегда успеем,- сказала строго Первая Голова,- вопрос в другом: что делать?

— Ну хотя бы,- подала наконец голос Вторая Голова,- для начала можно было бы дать ей еды.

* * *

— Мой король,- вошедший в кабинет поклонился и на него обратили взоры сидящие.

— Да, в чем дело?- разраженно спросил тот, отрываясь от бумаг.

— Обнаружились причины, задерживающие сбор налогов в северных и восточных провинциях…

Король кивнул, веля ждать и закончив что-то писать, взглядом позвал к себе вошедшего.

— Выкладывай!- коротко сказал он.

— Гонец только что прибывший с сообщением о свадебном экскорте...-зашептал говоривший в королевское ухо и замолчал, точно обдумывая как более лучше закончить фразу.

— Ну?! — раздраженно спросил король, начиная в меру своих способностей догадываться о происшедшем.

— Найдены тела половины всех людей, в ущелье, в горах,- договорил говоривший,- среди них принцессы нет.

Король молча покачал головой, впрочем лицо его не выражало никаких эмоций.

— Выясни все подробности,- сказал лишь только он.

— Как угодно, Вашему Величеству,- ответит тот громко и поклонившись еще раз сидевшим и покинул кабинет.

— Нет, нет и нет,- повторяла настойчивоТретья Голова,- я так скоро сойду с ума окончательно.- Лететь за море, в незвестные земли, впутаться в мелкую местную интрижку, быть чуть не убитым, да еще неизвестно кем, откопавшим старинные знания, и в довершение всего, наша жертва никому не нужна…

— Расслабся,- коротко приказала Первая Голова, наблюдая как принцесса принимает омовение в бочке с теплой водой, вернее следя за ее блаженной улыбкой.- Кстати как мало надо человеку для счастья?

Принцесса, закончив омовение и все-таки выбрившаись из бочки, где она просидела изрядное количество времени, принялась за трапезу, которая из себя представляла хорошо прожаренную на драконьем пламени печень и сочное филе оленя.

— И куда...- прокоментировала все же данное событие Третья Голова.- И куда мы катимся? Кормить жертву на убой, чтобы потом ее отпустить запросто так.

— Ладно,- сказала на то Первая Голова,- навестим книгочитателя. Пора узнать, что он там раскопал.

Эрдерил был найден на том же месте, где был и оставлен. Он устроился под большой елью, кончик его хвоста мелко дергался из стороны в сторону, в такт покачиваям его головы, когда он переворачивал очередную страницу.

— Ну, что новенького?- живо поинтересовалась Третья Голова.

Эрдерил покачал головой.

— Не все так просто,- сказал он.- Слишком сложный язык, подзабыл немного. Пока только добрался до главы «Арх тагала».

— Драконье пламя?- спросила Первая Голова и Эрдерил кивнул.

— В основном это книга по общим знаниям и представлениям. Несколько не то, что требовалось, но будем надеятся, что и здесь что-нибудь да будет.

— Как долго сие мучение продлиться?- спросила задумчиво Третья Голова.

— Думаю, что еще немного,- ответил тот,- тут слишком запутанные указания на другие главы книг, прходиться долго искать.

— Ясно,- кивнула Первая Голова.- Пользуясь случаем, осмотрю свою историческую родину. Надеюсь тут нет кровожадных и злобных охотников на драконов?

— Насколько знаю — нет,- ответил Эрдерил не отрываясь от процесса чтения.- По идее они вымерли вместе с последним драконом. Плюс-минус пару столетий.

Оставив принцессу под присмотром дракона, Змей Горыныч сделал круг над поляной и взял направление на горы, чьи вершины были закрыты облаками, те легендарные горы, где жили когда-то великие драконы, правившие некогда бывшим величественным миром, где странствовали в поисках приключений благородные и не очень, воины, вообщем в те края, где раньше был центр культурно-просеветительских мероприятий.

— Успеем до захода солнца?- поинтересовалась Вторая Голова, осматривая прелетающую внизу местность.

— Должны успеть,- ответила Первая Голова.- Главное не особо сильно увлекаться местными достопримечательностями. Всем смотреть во все стороны. Я буду рулить.

Драконьи Горы, вернее сердце горного массива было образовано четыремя вершинами, две из которых заканчивались высоко за облаками, две другие были со скошенными верхушками — там распологались когда-то логова сторожевых чрезвычайно злобных драконов, зорко охранявших Поднебесный Замок, где вершились судьбы мира. Вообщем, были еще те интересные времена.

— Великолепно!- проговорила Первая Голова, смотря на открывающуюся панораму.- Мы много потеряли, появившись на свет не в том месте и в совершенно не в то время.

— Именно!- подхватила Третья Голова.- Чтобы быть в итоге либо убитым, либо съеденым кем-то из кровожадных собратьев.

— Что лучше: достойно умереть или сдохнуть за очередной бочкой самогона?- задала философский вопрос Первая Голова, особо и не ожидая услышать хоть какого-то ответа. Впрочем и комментариев на данную тему так и не последовало по всему маршруту следования.

Змей Горыныч еще раз взмахнул крыльями и начал медленно планировать по дуге между двумя вершинами. Теперь же, горы были пусты и безмолвны. Леса внизу давно населены безобидными дикими животными и нет до них никому дела, кроме случайных охотников из поселений, прилегающих к горам. Редко кто и сейчас забирается в центральную часть гор, живы еще легенды и множественные многочисленные предания. Собственно как и существует по сей день невежество и глупость народных масс.

Сделав еще круг над уступом, Змей Горыныч сел, и дождавшись пока осядет пыль, предался рассмотретению своей исторической родины. Меж двух вершин лежала долина, закрытая по краям вечнозеленым лесом, горы были безмолвны и пусты. Ни звука, не единого движения. Весьма печальное и удручающее величественное зрелище. Предавшись некоторое время умиротворению, глядя на данный ландшафт, Первая Голова спросила:

— Летим в Замок?

На что было единогласное согласие, дабы когда еще представиться такой случай оказаться пролетом рядом с центром мира. Пусть даже и бывшим.

— Тогда поехали,- сказала Первая Голова.

Поднебесный Замок, бывший центр мира, где когда-то вершились великие дела, теперь же представлял собой зрелище, весьма далекое от легендарных и былинных образов. Это были полуразрушенные башни, строения, сооружения, опоясанные кольцом почти развалившейся стены.

— Мрачное зрелище,- сказала глядя на все это безобразие Вторая Голова.- Садиться будем?
  • Просмотры: 357
  • Автор:      Комменты:
  • Поделиться

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.