1 Добавить топик в избранное

Эпизод третий. Хомяк наносит ответный удар III/IV → Курилка (Юмор/Болталка/Флудилка/ОффТопилка)

Эпизод третий. Хомяк наносит ответный удар III
Просто Сергеич
Часть третья «Врагу не сдается, наш гордый хомяк»


Сигнал отбоя? Странно. Даже пейнтбольные минуты не истекают настолько быстро.
— Всем оставаться на местах! – отдал я команду своему небольшому отряду. Точнее остаткам своего небольшого отряда. Двоих умудрился-таки вынести вражеский снайпер. Вот так! Зазевались, потеряли бдительность, увлеклись процессом, и почти тридцать процентов личного состава тю-тю. А ведь ничего еще не кончилось. Все еще только начинается. В соответствии с имеющимися на этот случай инструкциями Борисыча и своим, пусть небольшим, но практическим опытом, я быстро и очень осторожно выглянул из глубины комнаты во двор. Все правильно. Недовольные «штурмовики» (и чем это они так недовольны?) медленно и осторожно, тщательно глядя под ноги, возвращались к «респе».
«Стоп игра! Стоп игра!» — надрывался мегафон. «Внештатная ситуация! Командиру обороны срочно прибыть для разбора!»

Разборки начались. Отлично! Именно этого нам и было нужно. Как и предполагалось, кто-то из молодых «Сникерсов» заявил организаторам протест по поводу неспортивного и опасного поведения обороняющейся стороны. Старейшины «Сникерсов», конечно не попались бы в такую простую ловушку, но молодые и горячие угодили в нее с разбега! Теперь будет собран Совет, на котором начнут публично обсуждать сложившуюся ситуацию. Позорище! Команда «известного почтенного клана» жалуется на хомяков! Сейчас «Сникерсы», во всей своей красе, предстанут перед Советом и кучей зрителей! Бедняги начнут рассказывать, как их, крутых игроков, вымазали в нечистотах и расстреляли хомяки-перворазники! Все будут слушать и ржать. Но, что самое пикантное, во всем окажутся виноваты сами «Сникерсы», как та унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла! Именно такой исход первого эпизода обороны и был предусмотрен планом.
Медленно, с чувством собственного достоинства я вышел из АБК и направился к «респе». Медленно я шел не только для создания гордого вида, но и для того, чтобы не нарваться на растяжку или не наступить на что-нибудь дурнопахнущее…
У входа в «респу» было шумно. Там смеялись и оживленно дискутировали несколько десятков игроков. Счастливый Борисыч крутился там же. Он переходил от одной кучки людей к другой, и везде раздавались взрывы хохота. Борисыч подготавливал общественное мнение. Я увидел, как Влад – старейшина «Сникерсов» отвесил хорошего пендаля кому-то из своих, и, брезгливо оглядев свой ботинок, принялся вытирать обувь о траву. «Каким ты был, таким остался!» — зазвучала из мегафона старая песня. Влад обернулся и погрозил кому-то кулаком. Песня сразу смолкла, но зеваки, оценившие юмор ситуации, разразились новой вспышкой громогласного язвительного смеха.
Разбор ситуации начался без проволочек. Старательно сдерживая ухмылки «Высочайшая комиссия», выбранная из числа Старейшин Стаи и организаторов, заслушала показания «потерпевших». Влад отказался выступать, и один из «Сникерсов», постоянно прерываемый неорганизованными ехидными репликами из толпы, изложил суть претензий. Обороняющейся стороне, то есть нам, вменялось в вину использование опасных для здоровья механических оборонительных устройств (проволочных растяжек и «грабель») и неспортивного, унижающего человеческое достоинство, поражающего вещества (дерьма). После произнесения обвинительной речи, покрасневший «Сникерс» отошел в сторонку. Находившиеся поблизости зрители, демонстративно морща носы, отступили на пару шагов. Раздался новый взрыв смеха. Председатель Совета Стаи погрозил насмешникам пальцем, и восстановилась относительная тишина. Слово предоставили мне. Я изложил свою позицию и предложил «Высочайшей комиссии» лично убедиться в справедливости моих слов и необоснованности претензий. Тезисы речи и необходимые аргументы — были заранее предоставлены Борисычем. Оставалось их немного подредактировать, в соответствии с ситуацией, и произнести речь с невозмутимым лицом (это было самое сложное).
Началось расследование. Перед детальным осмотром места происшествия решено было обратиться к специалистам. Присутствующий здесь (совершенно случайно!) начальник кинологов, с серьезным лицом заявил, что «Находящиеся вокруг АБК продукты дефекации – имеют естественное происхождение и принадлежат, в основном, домашним животным. Локализация продуктов дефекации – хаотичная, и, принимая во внимание количество экскрементов на один квадратный метр, не является аномальной.»
На уточняющий вопрос: «Как вы отличаете экскременты домашних животных от диких или человеческих?» — эксперт авторитетно заявил: «Дикие животные здесь не водятся, а домашние – обычно не пользуются туалетной бумагой!» Из толпы зрителей голос, странно похожий на голос Борисыча, крикнул: «Сами виноваты! Не надо было, так сильно пугать хомяков!» Возмущенный ответ «Сникерсов» утонул в очередной волне смеха. Эксперт-кинолог с серьезным видом откланялся и отошел к стене. Возле стены, к которой отошел начальник кинологов, находилась большая сумка. Эксперт спокойно извлек из нее запотевшую бутылку пива. Удивительное совпадение! Точно таким же пивом, в точно каких же сумках, я расплатился с Борисычем за его грандиозный план обороны… Да, пиво – великая сила!
Тщательное исследование проволочных заграждений и «грабель» — тоже не выявило криминала. Проволочные заграждения не перекрывали и половины периметра здания. Проволока была натянута довольно высоко и, при внимательном рассмотрении, хорошо просматривалась. Если бы атакующая сторона не применила дымовую завесу, то данные заграждения были бы совершенно безопасны. Сами виноваты! Смотреть надо под ноги! «Грабли» — оказались фрагментами сломанных деревянных поддонов, в изобилии находящихся, как внутри здания, так и по всей территории полигона.
— Да! – сказал я. – Несколько целых поддонов и кучу их обломков мы выкинули из окон АБК при подготовке обороны. По возможности, мы даже торчащие из досок гвозди загнули! Это было сделано для обеспечения безопасности и для того, чтобы расчистить проходы в здании в соответствии с Правилами. Баррикадировать проходы – запрещено, вот мы и освободили их! А то, что обломки оказались на пути атакующих, так это не наша вина! Смотреть надо под ноги! А, может нам к приходу «штурмовиков» еще и субботник надо было провести?! Полы подмести, какашки вокруг убрать, травку постричь и ковровую дорожку постелить?! Совсем оборзели «некоторые представители известного клана»!
Под одобрительный хохот и рукоплескания публики «Высочайшая комиссия» вынесла ожидаемый вердикт: «Сами виноваты! Смотреть надо под ноги!»
После оглашения оправдательного вердикта я снова попросил слова. В своей речи я выразил соболезнование пострадавшим и безмерную радость, что пострадавшие от своей неуклюжести противники – пострадали не очень сильно. Еще я порекомендовал «некоторым представителям известного почтеннейшего клана» отличное моющее средство, которое, если верить рекламе, прекрасно удаляет любые, даже трудновыводимые, пятна с одежды… Моя речь сопровождалась хихиканьем и улюлюканьем зрителей, а также зубовным скрежетом «представителей известного почтеннейшего клана». Я наслаждался местью и триумфом. Будут знать, как хомяков «леопардить»! Но это еще не все! Так просто они от меня не отделаются! Хомяки – зверьки добрые, но злопамятные! Моя «отлеопарженная» шкурка еще прекрасно помнит ваши «бесплатные входящие шары»! К барьеру, господа!
Для успешной реализации второй части плана возмездия нужна была еще одна малость – беспристрастные свидетели. Лучше всего для этой роли подходили Старейшины Стаи. Как обеспечить их присутствие? Элементарно! Никуда они голубчики не денутся! Все предусмотрено. Заодно Старейшины сами хлебнут немного того, что будут скоро хавать полной ложкой (нет половником!) мои обидчики. В следующий раз, выдавая «лицензию на отстрел», пусть они задумаются о принципах справедливости и воздаяния!
— Уважаемые господа! – обратился я к Совету. – В соответствии с Традициями Стаи, я прошу, нет я требую, справедливого судейства на весь остаток игры! Пусть весь процесс контролируют полевые судьи. А кто может лучше рассудить, как не Вы – Старейшины? Требую Справедливости!
— Ты так боишься «Сникерсов»? – спросил председатель Совета. – Не бойся, они теперь будут о-о-очень строго выполнять Правила. Верно я говорю?!
«Сникерсы» с готовностью закивали, всем своим видом стараясь подтвердить справедливость слов Старейшины и необоснованность моих подозрений.
— И все-таки, я настаиваю! Пусть действия всех игроков, особенно мои действия, протекают под присмотром независимых наблюдателей.
— Зачем тебе это? Ты все-таки боишься?
— Да, боюсь! Боюсь, что по итогам игры, «некоторые представители почтеннейшего клана» опять огульно обвинят меня в нарушении Правил и оспорят мою победу!
В ангаре воцарилась тишина. Слышно было лишь слитное дыхание множества удивленных людей, да характерное побулькивание. Прислонившись к покатой стенке ангара, начальник кинологов, со стра-а-анной такой улыбочкой, допивал первую бутылку пива. Из задних рядов ему вторил Борисыч, отхлебывая хмельной напиток с тем же выражением лица.
— Вот даже как? – удивился Старейшина. – Ну, ладно. Да будет так!
— Да прибудет с тобой Пиво! – раздался знакомый голос из толпы, но я сделал вид, что ничего не услышал.

Эпизод третий. Хомяк наносит ответный удар IV
Просто Сергеич
Часть четвертая «День хомяка»


«Разбор полетов» был успешно закончен. Пока Совет формировал команду полевых судей я вышел из ангара покурить на свежем воздухе. Большинство игроков и зрителей, тоже покинули помещение и переместились на улицу. Это было понятно – в ангаре ощутимо попахивало свежей «сникерсятиной». Да, это вам не шоколадная глазурь и нежная карамель! Это — суровая проза жизни!
Толпа народа перед входом галдела и шумела, обсуждая произошедшее. Игры на других площадках сами собой прекратились. Все ждали продолжения невиданного представления: «Хомяки против Сникерсов». Ну что же, как говорят пендосы: Show must go on! (Пардон за мое произношение) Будет вам продолжение…
Я повернулся к толпе спиной, желая еще раз, командирским взглядом, со стороны оглядеть место будущего сражения. Сзади произошел очередной всплеск эмоций. Я обернулся. Провожаемый свистом, улюлюканьем и разнообразными «добрыми» пожеланиями, через толпу в ангар пробирался боец «Сникерсов». Он опоздал на игру и теперь спешил присоединиться к своей команде. Бедняга! Он двигался сквозь хохочущую массу людей, как ледокол на открытии северной навигации. Какая-то добрая душа незаметно присобачила на спину несчастного «Сникерса» красочный плакатик с рекламой «Памперсов». Ошарашенный реакцией народа парень проследовал в ангар. Юмористы! И где они так быстро раздобыли рекламу? Наверно Борисыч расстарался… Из недр ангара раздался гулкий мат и треск рвущейся бумаги. «Сникерсы» оценили шутку!
В соответствии с планом необходимо было разозлить «Сникерсов». По-моему, этот пункт уже выполнен на 100%. Представляю, что со мной будет, если план сорвется! Лучше об этом не думать…
— Ничего не понимаю! – услышал я разговор нескольких игроков. – Что происходит? С каких это пор хомяки стали драть хвост на «ветеранов»? Или это не хомяки, а «засланные казачки»? Тогда кто их прислал и зачем? Носорог скажи, что ты об этом думаешь?
— Нет, это обычные хомяки-переворазники. Однозначно! Я проводил вводный инструктаж, видел их реакцию, видел, как они двигаются и стреляют – ничего особенного. Нормальные Cricetulus Paintballitus Vulgaris. Что я хомяков раньше не видел? – ответил «ветеран» по прозвищу Носорог. – А если они только прикидывались, тогда им место не здесь, а на большом экране. Чтобы меня обмануть и заставить принять крутых игроков за хомяков, эти ребята должны быть ОЧЕНЬ КРУТЫМИ и, вдобавок, отличными артистами.
— Я тоже об этом думал. – сказал другой игрок. На ник-нашивке у него на груди была надпись: «Bounty Hunter» — «охотник за головами».
— И чего надумал?
— Полный бред! Нет ни в одной, конкурирующей или дружественной, известной мне Стае, такого количества НЕИЗВЕСТНЫХ игроков ТАКОГО УРОВНЯ! «Сникерсы», чтобы о них сейчас не говорили – способны достойно сразиться с любым кланом, любой Стаи. Пусть не победить, но достойно сразиться! А тут происходит что-то качественно иное…
Да, я был согласен с Bounty Hunterом. «Сникерсы» — отличные игроки. Но тут дело в другом: то, что сейчас происходит – не игра, в обычном смысле этого слова, а ловушка, тщательно продуманная и поставленная специально на «Сникерсов». Борисыч долго готовился. Он учел множество факторов, даже психологические особенности некоторых видных «представителей почтеннейшего клана», были учтены. У «Сникерсов» просто нет никаких шансов, как не было бы их у любой другой команды в данной ситуации. «Сникерсы» неоднократно и успешно штурмовали АБК. Исходя из опыта, они отработали несколько оптимальных вариантов штурма. Обычным хомякам, да и более опытным игрокам, было бы очень сложно противостоять им. Но в данном случае, «сникерсы» попали в ловушку собственного опыта. Растяжки, «грабли» и пахучие «противопехотные мины» мы устанавливали не просто так, а зная любимые оптимальные маршруты «Сникерсов». Огневые точки опять же прикрывали именно эти подходы к зданию (прикрыть все подступы у нас не хватило бы сил). Столкнувшись с мощным противодействием, «штурмовики» не задумываясь, применили отлично зарекомендовавшую себя тактику: подавление окон сосредоточенным огнем и задымление подходов. Все правильно, но именно этого от них и ждали! Действуя по шаблону, «Сникерсы» стали предсказуемы, а это верный путь к проигрышу. Даже моего скудного опыта хватило, чтобы понять это. Борисыч – голова! В этом кое-кому сегодня предстоит убедиться… Даже если они сообразят, в чем здесь подвох, то времени на принятие решений и изменение планов у них не будет. Вот сейчас «Сникерсы» еще только обсуждают свои дальнейшие действия, а я уже знаю, что они предпримут! Приятно, черт возьми, чувствовать себя зрячим среди слепцов! Да, Борисыч избрал меня орудием для сведения своих счетов, но тут наши интересы полностью совпадают. Я с огромным удовольствием стану капканом в ловушке Борисыча, чтобы вонзить свои стальные хомячьи зубки кое-кому в мягкое место!
— Ну, НЕ МОЖЕТ хомяк так себя вести! – продолжил Bounty Hunter. – Неестественно это!
— Да, тут есть еще одна странность. Этого «леопардохомяка» я первый раз вижу. Никто его раньше не видел! Тогда откуда он знает во всех подробностях законы и обычаи Стаи? Большинство игроков вообще не слышали о «Праве Ответа» или «Требовании Справедливости», а на инструктаже об этом не говорилось! А вы видели его выступление на разборе? Он же говорил со Старейшиной на равных! Это хомяк-то?!
— Это не хомяк. Это кара, обрушившаяся на «Сникерсов» за их гордыню! – вмешался в разговор парень, имени которого я пока не знаю. – Может это и есть сам «Белый Пейнтболист»?
— Заткнись! Не буди лиха! – зашикали на него Носорог с Bounty Hunterом.
При слове «Белый Пейнтболист», прозвучавшем неожиданно громко, стоявшие поблизости игроки замолчали, обернулись и, как-то очень быстро, стали расходиться. Через несколько секунд, вокруг троицы «ветеранов» образовалось пустое пространство, шириною шагов десять.
Я задумался. Действительно странно. За всеми этими хлопотами я и не заметил, как сильно изменился. Куда подевались трепет и неуверенность новорожденного хомяка? За какие-то несколько часов, из хомяка я превратился в леопарда, а из леопарда в кого? Я не испытываю страха и трепета перед опытными бойцами, хотя мои игровые навыки по-прежнему находятся на зачаточном уровне (я это прекрасно понимаю). Неужели достаточно как следует «отлеопардить» перворазника чтобы он превратился в «Бич Божий»?! В моем сознании что-то изменилось. Я совершенно по-другому стал оценивать людей и события. Самое странное то, что это меня совершенно не удивляет! В обычной жизни я человек мягкий и немного робкий, хотя и хочу казаться крутым и мужественным, но себя-то не обманешь. А сейчас я совершаю поступки совершенно мне не свойственные, как будто в меня вселился кто-то другой: уверенный, дерзкий и сильный. Именно этот другой — затеял свару со «Сникерсами» и получает от этого огромное удовольствие! Неужели это Борисыч нашаманил? Вдохнул в меня Силу! Моя новая ипостась мне даже нравится, хотя на самом деле я совсем другой, я… «Белый, нежный и пушистый!» — отчетливо произнес кто-то в моей голове голосом Борисыча. — «Хватит заниматься х…ней! Психоаналитик долбанный! Фрейд тебе в Юнг, через собаку Павлова, чтобы слюна брызнула! Воевать пора, а не мозговым онанизмом заниматься!»
Бросив взгляд на АБК я увидел характерное поблескивание над подоконником второго этажа. Значит, мои орлы уже заняли новые позиции и готовы к продолжению штурма. Ну что же, веревка намылена – добро пожаловать!
Ко мне подошла группа судей, которая была выбрана для наблюдения за ходом игры внутри здания. Среди них я узнал нескольких Старейшин. Отлично! Народ в судейской бригаде подобрался тертый и опытный, поэтому они, вежливо так, попросили меня провести их в здание. Это было разумно… Следует отметить, что у двоих судей имелись видеокамеры. Просто замечательно! Будет, что потом посмотреть на пейнтбольных форумах. Краем глаза я заметил несколько оранжевых пятен в камуфлированной толпе – это были корреспонденты, облаченные в сигнальные железнодорожные жилеты. Великолепно! Разгром «Сникерсов» будет зафиксирован во всех подробностях.
Проведя пятерых судей безопасным маршрутом в здание, я подбодрил несколькими энергичными фразами своих бойцов и поднялся на третий этаж. Судьи заняли исходные позиции: двое на первом этаже, двое на втором, и один, по молчаливому согласию, проследовал за мной. Да, народ в судействе действительно был опытный: единственный имеющийся у судей щит – оказался у того, кто должен был контролировать меня. Понимают, блин, где будет самое рубилово!
Сопровождаемый удивленным судьей, я прошел по длинному коридору третьего этажа и оказался у глухой торцевой стены. Удивление судьи можно было понять – данный коридор никогда не использовался для обороны. Сюда иногда отступали с боем защитники, но только для того, чтобы героически погибнуть. Прямой и узкий коридор не имел ни единого укрытия для игрока (как считалось до сегодняшнего дня). Узкие окошки под самым потолком совершенно не годились для стрельбы и наблюдения. Из этих окошек можно было увидеть только кусочек неба. Попавший в коридор игрок становился совершенно беззащитен и расстреливался через дверной проем, буквально, за несколько секунд. Не обращая внимания на зрителя, я поднял с пола четыре доски. Доски были длиной – как раз по ширине коридора. Судья напрягся. Еще бы! Строительство укреплений – запрещено правилами. Не дождетесь, господа! Нарушить правила и доставить вам такое удовольствие?! Хренушки! Я положил доски на металлические уголки пристреленные строительным пистолетом в верхней части стен. Получились своеобразные нары под самым потолком. С левой стороны эти «антресоли» прикрывала труба вентиляционного короба. Короб выходил из стены и шел под потолком воль всего коридора. Поворотное колено короба в месте ввода в стену – отсутствовало. В вентиляционной трубе белело несколько свертков. Кряхтя, я втиснулся в зазор между «нарами» и потолком. Судья внимательно наблюдал за моими действиями, но ничего не сказал. Он тоскливо оглядел кишку коридора и, тяжело вздохнув, скорчился в уголке, прикрывшись пластиковым щитом. На стене рядом с коробом был присобачен обычный двухкнопочный выключатель. Ну, вы знаете – такая черная коробка с красной и черной кнопками. Вы спросите: кому потребовалось вешать выключатель на такой высоте? Не знаю, но могу догадаться… Из выключателя выходили два провода: один вел к венткоробу, другой – заканчивался оголенными жилами. Именно к этим жилам я и прикрепил «крокодилы» принесенного мною аккумулятора. После этих действий, если верить Борисычу, обычная красная кнопка – превращалась в КРАСНУЮ КНОПКУ, включающую «Последний Аргумент». Свертки я разворачивать не стал. Я и так знаю, что в них лежит. Ой, блин! Забыл! Хорошо время еще есть. Пришлось слезать и под бдительным оком судьи устанавливать систему оповещения. К заранее вбитым в стены гвоздикам я прикрепил обычную нитку с колокольчиком. Эта нитка – обозначала последний рубеж. Если «сникерсы» его пересекут, то мне крышка! Моя задача – держать их на подступах к этому рубежу до окончания игры. Мой наблюдатель осмотрел натянутую нить, осторожно позвенел колокольчиком и снова удалился в свой угол.
Лишенный возможности лично участвовать в перестрелке, я снова вскарабкался на свою странную позицию и прислушался. Чувствовал я себя весьма неудобно. Позиция не внушала мне доверия, но я полностью доверился Борисычу. В чем же здесь фокус? Почему Борисыч так уверен, что в подвешенном состоянии, да еще и лишенный свободы маневра, я смогу отразить наступление «сникерсов»? Ну, да – короб меня немного прикрывает, так ведь не полностью! Хорошая очередь из хорошего маркера (а у «сникерсов» неплохие стрелялки) – меня обязательно снесет. К тому же, лупить по мне смогут в четыре ствола: по два с каждой стороны дверного проема. Похоже, этот же вопрос – не давал покоя и судье. Он постоянно переводил взгляд с меня на дверь и недоуменно пожимал плечами. Я включил рацию (а вы думали, что Борисыч позволит нам остаться без связи?) и попытался представить, то, что сейчас происходило внизу. А там происходили интересные вещи:
В моем отряде осталось только пять бойцов. Против двух десятков отборных «сникерсов» — это очень немного. Об обычной перестрелке и речи быть не может. Стоит только высунуться – покрасят, как Том Сойер известный забор! Просто за счет плотности огня. Следовательно, стрелять надо, не высовываясь из-за укрытия. Но, как это сделать? Элементарно! Где самый узкий проход (я не задницу имею в виду)? Правильно, дверные проемы! Точнее, входные тамбуры. В здание имеется два основных входа: главный и запасной. Главный – с широкой двустворчатой дверью (вернее, с широким проемом т.к. двери давно прихватизировали) и запасной – с одностворчатой дверью (ее тоже скапитализдили доморощенные предприниматели). Все входы прекрасно простреливаются из дверных проемов внутренних помещений, но и эти проемы – отлично простреливаются от входа. В комнатах, откуда простреливались входные тамбуры, залегли трое хомяков: двое у главного входа и один – у запасного. Стволы их маркеров были заранее наведены на проходы и закреплены в проволочных петлях, присобаченных к дверным коробкам. По команде корректировщиков, наблюдающих за улицей с помощью простейших перископов из кусочков зеркала, хомяки выпускали веером десяток шариков. Ответные выстрелы не могли причинить им особого вреда, так как из-за укрытия был виден только маркер и кисть руки, а в них поражение не считается. Разумеется, у стрелков тоже были зеркала, но стрелять, глядя в зеркало – очень непросто, да и зеркальца оказались разбиты в первые же минуты боя. Так, что тут все зависело от корректировщиков. Брошенные противником гранаты – не достигали цели, так как наблюдатели вовремя предупреждали стрелков об опасности, да и для того, чтобы прицельно бросить гранату – нужно показаться в проеме. Уже с десяток «сникерсов», схлопотавши «шальных шаров», ушли «реанимироваться». Долго так продолжаться не могло, но ведь продолжалось! Пятнадцать минут времени уже было выиграно. В задачу стрелков входило держаться как можно дольше и, при невозможности обороняться, отступать на второй этаж, а лучше прорваться на улицу. Вся баталия развернулась у главного входа. Запасной вход штурмовали вяло, а пожарную лестницу «сникерсы» оставили в покое. Как и предполагалось, противник решил (и небезосновательно) не рисковать, поднимаясь по шаткой, захламленной лестнице.
Все хорошее когда-нибудь кончается. Попадание в фидер вывело из строя маркер одного из стрелков, прикрывавших главный вход. Потом несколькими удачно брошенными гранатами уничтожили корректировщика. Пользуясь затишьем у запасного входа, второй корректировщик оттянулся заменить выбывшего товарища, но было уже поздно. «Сникерсы» заняли входной тамбур. Теперь должна была начаться привычная для них перестрелка с последующей зачисткой. Но тут вступили в действие маленькие «сюрпризы», разработанные добродушным гуманистом Борисычем.
В холл полетели гранаты, заставив оборонявшихся хомяков прекратить огонь и укрыться. Вслед за взрывом двое «сникерсов» синхронно врываются в здание. Красиво и быстро так! Но им немного не повезло. Сразу за порогом на полу валялся большой лист толстой фанеры. Фанера, как живая, подчиняясь неумолимым законам физики, помчалась к противоположной стене. В этом ей сильно помогли автоматные гильзы, в изобилии валявшиеся на полу. И фанера, и гильзы – здесь лежали всегда. Просто никому не могло придти в голову, что стреляные гильзы (если их правильно разложить) могут сыграть роль роликов. «Сникерсы» зашатались, пытаясь удержать равновесие, и это им почти удалось. Фанерный «транспортер» резко остановился, наткнувшись на большой кусок двутавровой балки. За балкой была стена, но между стеной и балкой в полу находился технический коллектор. Когда-то, по этому коллектору проходили провода, а сам коллектор был закрыт стальными листами. Время шло, кабель и листы – давно сперли, а коллектор, размером два на полтора метра – остался. Дренажная система — тоже пришла в упадок, и все коммуникации оказались затопленными почти вровень с полом. Бултых! Громкий плеск сменился не менее громкой руганью. Я не буду объяснять, что еще корме воды находилось в коллекторе… Сами догадаетесь. Несколько приглушенных хлопков и головы «водоплавающих» игроков оказались покрашенными. Следующая двойка штурмовиков, видя произошедшее с их коллегами, резво прыгнула в темный угол слева от дверного проема. Ай-яй-яй! Как неосторожно! Разорванный матрац от старого дивана недовольно зазвенел ржавыми пружинами. Проклятые бомжи! Тащат сюда всякую дрянь! Запутавшиеся в проволоке «сникерсы» — не смогли устоять на ногах. Пол в месте их падения оказался, мягко говоря, грязным… Ругань, серия хлопков и еще два противника отправляются на «респу». Еще одного «сникерса» удалось снять «в слепую», без корректировки, последнему оставшемуся на главном входе стрелку. Тут произошло непредвиденное. Заскучавший Хомка, прикрывающий запасной выход, проявив глупую отвагу и, совершенно неуместную в данной ситуации, инициативу, предпринял обходной маневр. Он выскочил на улицу и, обогнув здание с обратной стороны, зашел в тыл «сникерсам», столпившимся у главного входа. Данный маневр был предусмотрен сценарием, но выполнять его должна была вся группа, обороняющая первый этаж, а не одиночка. Хомка успел выстрелить пять-шесть раз и поразить троих атакующих, прежде чем опомнившиеся «сникерсы» сделали стекло его маски абсолютно непрозрачным. Запасной выход остался без прикрытия и оставшиеся на первом этаже хомяки оказались в ловушке. Их положение было критическим. На двоих один исправный маркер и толпа разозленных противников. На второй этаж прорваться было невозможно, потому что штурмовики уже заняли подходы к лестнице. На втором этаже остался только один хомяк и он никак не мог помочь товарищам. Он лишь мог с лестничной площадки вести неприцельный огонь по небольшой части холла. Последним защитникам первого этажа удалось-таки покинуть здание через запасной выход и залечь в зарослях полыни возле стены заднего фасада. «Сникерсы» не стали их преследовать, так как опасности они уже не представляли, а в траве и кустарнике находились «грабельки» и «веревочки». К тому же, затаившихся хомяков прекрасно можно было перестрелять из окон второго этажа, когда «сникерсы» его займут. Оставив, на всякий случай, двойку игроков для прикрытия, атакующие приготовились к штурму. Несколько человек продолжили зачистку помещений первого этажа, а остальные заняли позиции перед входом на лестницу. Ну-ну… И тех и других — ждут еще приятные неожиданности в стиле «один дома»! Только на первом этаже, их осталось еще четыре… Любите сюрпризы, господа!
Штурм второго этажа начался по стандартному сценарию. Забросав гранатами лестничную площадку, атакующая группа, состоящая из трех двоек, лихо устремилась вверх. На ступеньках неширокой лестницы мирно лежала запыленная дверь. Эта дверь давно уже стала привычной деталью. Ее раньше использовали обороняющиеся для сооружения баррикады на промежуточной площадке, но после принятия конвенции «о запрещении строительства укреплений внутри здания», дверное полотно так и осталось валяться на ступеньках. Едва лишь первая двойка «сникерсов» наступила на несчастную дверку – произошла очередная неприятность. Со страшным грохотом дверь, вместе с оказавшимися на ней людьми, неудержимо устремилась вниз, как санки с ледяной горки. Почему такого не происходило раньше? Хрен его знает! Наверное, раньше никому не приходило в голову смазать солидолом внутреннюю поверхность двери. Отчаянная попытка летящих вниз людей удержаться за перила – не увенчалась успехом. Перила оказались обильно покрыты чем-то скользким и вонючим. Объединенная масса людей и дверного полотна неудержимо переместилась на площадку первого этажа, попутно снеся еще четверых оказавшихся на пути «сникерсов». Шесть тел с грохотом и матом полетели на пол. Грохот был усилен ржавыми ведрами и жестяными банками, скатившимися следом за дверью. Содержимое этих емкостей «сникерсам» сильно не понравилось… Групповое падение – вполне могло привести к травмам, если бы на полу перед первой ступенькой не находился толстый слой мягкой и пушистой стекловаты. Еще четыре рулона этого утеплителя были складированы у простенка напротив лестницы. От сильного удара две верхние упаковки покачнулись, потеряли устойчивость и направились в сторону центра Земли. Гнилой шпагат, стягивающий рулоны — лопнул, и они развернулись, накрыв барахтающиеся тела теплым колючим одеялом. Воспользовавшись этой заминкой, спустившийся на промежуточную площадку хомяк покрасил троих оставшихся в дверном проеме противников. Затем он хладнокровно добил угодивших в стекловату игроков, влепив каждому шарик в голову. После этого, перебежав к окну, шустрый хомяк умудрился расстрелять группу штурмовиков возвращающихся с «респы». «Сникерсы» не ожидали такой наглости, поэтому шли к зданию по проторенной тропе в полный рост. За что и поплатились.
Из помещений первого этажа донесся гулкий грохот. Это группа «сникерсов», выполняющая зачистку, нашла очередной сюрприз. Ох, не стоило им открывать пинком уцелевшие двери! Может произойти обрушение венткоробов и подвесных потолков, на которые кто-то навалил кучу всякого мусора…
— Может, стоит прекратить зачистку? На первом этаже, кажется, никого нет. – подал предложение один из «сникерсов».
— Нет, уж! Пусть зачищают дальше! – сказал Влад, осторожно обнюхивая свои ладони.
Находящиеся рядом игроки из Владовской пятерки, нехорошо ухмыльнулись и согласно закивали, демонстрируя полное одобрение командирского решения.
— Чего развеселились? – рявкнул Влад на подчиненных. – В здании осталось двое. Один – точно наверху, а другой где? Где этот … гм!? (Влад покосился на судью и закашлялся). Кто знает? Времени осталось не так уж и много. А вдруг он заныкался в какую-нибудь дыру и тянет время? Нет, надо зачистить все полностью! Каждую щелочку, каждую дырочку! Мать ее!
Судья демонстративно посмотрел на часы. Время работало против «сникерсов».
— Ну, что? Бригада пейнтболистов-ассенизаторов! Вперед! – скомандовал Влад.
— А ты на себя-то посмотри! – прозвучало в ответ.
«Сникерсы» засмеялись и пошли в атаку. Да, хорошие игроки не теряют присутствия духа в трудную минуту. Интересно, как бы я повел себя в подобной ситуации? Стал бы смеяться и шутить над своим незавидным положением? Такие игроки — достойны уважения! И мести…
Исполненные грозного веселья, «сникерсы», походя, снесли заслон в виде последнего хомяка из моего отряда. Второй этаж был взят и зачищен. Вот я и остался «один дома»! Сейчас «сникерсы» сообразят, где меня искать и начнется мое сольное выступление!

Пока внизу шел бой и героические Cricetulus Paintballitus Vulgaris противостояли превосходящим силам противника, я тоже не терял времени даром. Из свертка, находившегося в вентиляционной трубе, я извлек 14-ти дюймовый ствол для своего Tippmannа и коллиматор. Установив все это на маркер, я пристрелял оружие, предварительно подкрутив (в соответствии с инструкцией Борисыча) на два оборота регулировочный винт «Ключом Силы». Tippmann работал как часы! Шарики летели точно туда, куда я наводил красное пятнышко прицела. Еще в этом свертке лежали две тубы по 100 шаров. Уложив боеприпасы так, чтобы они были под рукой, я развернул второй сверток. Так вот оно какое – оружие возмездия! В свертке лежал новенький US-5 с прозрачным подствольным магазином – Ку-лодырем (странное название?) и тремя запасными обоймами. Стандартный ствол US-5-ого был оснащен хитрым переходником с калиброванной разгонной трубочкой, название которой у меня ассоциировалось с чем-то сексуально-техническим: то ли фрикциями, то ли фрикционом. Как следовало из прилагаемой инструкции, Ку-лодырь обладал, кроме всего прочего, еще одним неизвестным даже его производителям достоинством – селективным заряжанием (это термин Борисыча). Достоинство это оставалось неизвестным, потому что никому и в голову не могло придти – использовать Ку-лодырь подобным образом. Это было изобретение Борисыча. Короче, селективное заряжание – возможность использовать в одном магазине в заданной последовательности несколько разных видов шариков. Ну, типа, как в пулеметной ленте, трассера через два-три обычных патрона. «Нафига это надо, если все шары одинаковы?» – спросите вы. Вот тут и вступает в действие еще одна гуманная разработка Борисыча – предварительная укрепляющая обработка шаров! В каждый шарик делается инъекция хитрого раствора на основе формалина. Шарик меняет свою структуру и механические свойства. После такой обработки, шарики колются только от попадания в ОЧЕНЬ твердые предметы… Ударное воздействие такого боеприпаса возрастает в несколько раз, а внешний вид и калибр остаются неизменными! (Это к вопросу: как можно превратить человека в «леопарда», не раскручивая маркер?!) Так вот, в сменных магазинах Ку-лодыря, каждый второй шарик, был из партии прошедших соответствующую обработку. При стрельбе очередями (а US-5-ый был поставлен на автоматический режим) должен получиться интересный эффект! Надеюсь, что «сникерсы» это оценят…
Устроившись поудобней, я попрактиковался в прицеливании из обоих маркеров. Затем, специально припасенным молотком, я забил в доску два гвоздя-ограничителя сектора обстрела. Следивший за моими приготовлениями наблюдатель, о чем-то сильно задумался.
На лестничной клетке третьего этажа раздалась серия взрывов, а затем топот ног и голоса. «Сникерсы» наконец добрались!
— Ну, и где он? – узнал я голос Влада.
— Да где-то здесь! – ответили ему. – Везде уже смотрели, блин! Все дыры обыскали! Петруху бочкой придавило, а Свинтуса пыльным мешком оглушило! Здесь он, гад! Больше деваться ему некуда!
Скрываться дальше не имело смысла, все равно сейчас мое укрытие будет обнаружено.
— Эй, вы, пыльным мешком стукнутые! Я здесь! – крикнул я. – Идите и попробуйте выкурить хомяка из норки!
На этаже воцарилась тишина. «Сникерсы» переваривали информацию.
— Он что, дурак? – спокойно спросил кто-то. – В коридор залез? Да это же натуральная ловушка!
— А вот сейчас и проверим! – ответили ему.
— Ребята, будьте осторожны! Здесь должен быть какой-то пакостный подвох! – сказал Влад.
В просвете дверного проема промелькнула фигура. Выстрелить я не успел — слишком уж быстро исчезла цель. Ну, ничего – мы еще постреляем!
Из-за дверных косяков синхронно высунулись два ствола и выпустили серию шаров вглубь коридора. Шарики пролетели под моим укрытием и разбились о стену и щит судьи. Если бы я не висел под потолком, то на этом бы все и закончилось. Еще одна серия выстрелов, с тем же результатом. Я навел маркер на проем. Сразу с двух сторон из-за простенков высунулись головы. Разглядеть меня они сразу не смогли, а вот я их прекрасно видел. Два выстрела – два попадания! Головы пропали.
— Да где он? Вы видели? – раздались голоса за стеной.
— Молчать! Пораженные игроки должны МОЛЧА отправиться на «респу». – проревел голос Старейшины, наблюдавшего за «сникерсами».
Грянул целый хор недовольных голосов, но Влад несколькими энергичными выражениями восстановил дисциплину.
Обстрел коридора продолжился, но уже из четырех-пяти стволов. Судья, скрючившийся за щитом в позе эмбриона – мужественно хранил молчание.
В проеме появилось сразу несколько голов. И на этот раз я успел подстрелить двоих. Оставшиеся непораженными «сникерсы» рассекретили-таки мое местоположение.
— Мы его увидели! Он под потолок залез! Сейчас мы его снимем!
Снова густо полетели шары, но в меня опять не попали. Я интенсивно нажимал на курок, едва завидев какую-либо мишень. В фидере закончились шары. Я прекратил стрельбу и лихорадочно начал перезаряжаться. Пользуясь этим, двое противников заскочили в коридор и прицелено открыли по мне огонь. Безрезультатно! Пущенные ими шарики либо бились об потолок, либо попадали в стенку под моим укрытием. Это продолжалось секунд восемь-десять – ровно столько времени мне потребовалось для того, чтобы зарядить маркер. Первые же мои выстрелы достигли цели, а я все продолжал стрелять. «Сникерсов» буквально залило краской!
— Стоп игра! Пауза! Всем оставаться на местах! – раздался крик судьи.
Стрельба прекратилась. Ну-ка дай сюда свой маркер! – сказал подошедший ко мне Старейшина. Рядом с ним встала залитая краской фигура «моего» судьи. Пытаясь всем своим телом изобразить оскорбленное достоинство (а лежа, это было сделать нелегко) я протянул свое оружие судьям. Старейшина достал хитрый прибор, похожий на смесь калькулятора и сотового телефона. Удерживая прибор под обрезом ствола, Старейшина дважды выстрелил в стену. Замеры показали, что мощность моего маркера – не превышает допустимых пределов. Проверили еще раз. Норма!
— А у них? – спросил судья, кивая в сторону двери.
— Проверял. Тютелька в тютельку! Тоже норма! – ответил Старейшина, возвращая мне маркер.
— Что они все, стрелять разучились?
— Получается, что так! – Старейшина отправился обратно.
И тут меня осенило! Я вспомнил объяснения Борисыча, составленные им таблицы стрельбы из различных маркеров и фокус с шариком в углу стены. Как же все просто! Обычная физика! Маркер – не лазер. Шарик из него летит по дуге, точнее по параболе. Для того чтобы попасть в цель, расположенную в верхнем углу длинного коридора – надо целиться выше, а выше потолок! Я нахожусь в «мертвой зоне». Вот и получается, что «сникерсы» просто НЕ МОГУТ В МЕНЯ ПОПАСТЬ. Никак! А я, стреляя сверху вниз – прекрасно могу их расстреливать. И совершенно безнаказанно! Это будет продолжаться до тех пор, пока они не подойдут на расстояние прямого выстрела. Наверное, это расстояние и было отмечено ниткой с колокольчиком. Я прикинул дистанцию и повеселел. Идите сюда, мои сладкие «сникерсы»! Я вас славно угощу, мало не покажется!
Игра продолжилась. Противник пытался снять меня сосредоточенным огнем, а я отвечал редко, но точно. Беспокоиться о целостности своей шкурки мне не приходилось. Я спокойно целился и нажимал на курок. Стрелять из положения лежа – гораздо удобнее, чем стоя или набегу. Главное – экономить патроны!
— Сколько же у него шаров? Он уже расстрелял почти два фидера! – удивился Влад.
— Когда он шел сюда, у него был полный фидер. Запасных туб у него не было. И, вообще, все хомяки не взяли запасных шаров. Мы это точно знаем. – ответили ему. – Может он ссыпал шары у своих «покойников»?
Вы спросите: как я услышал разговоры «сникерсов» через весь коридор? Элементарно! Обычный радиомикрофон, размером со спичечный коробок. На Митинском рынке такой легко можно купить за стольник. Приемником служила рация, но не простая, а довольно крутая – дорогущий сканер с различными наворотами. Разумеется, все оборудование мне было предоставлено во временное пользование Борисычем. Да не опустеет никогда его пивная кружка!
— Допустим, что ссыпал. А какой у него баллон? – продолжил расспросы Влад.
— Стандартный прокатный к Tippmannу.
— Ага! А кто помнит: хомяки выходили из АБК с маркерами или как?
— И с маркерами, и с баллонами – это точно. Мы специально смотрели.
Вот что значит опыт! – подумал я. Все-то они замечают! Приятно иметь дело с такими противниками. Только одного они не учли – предусмотрительности Борисыча! Кстати, я догадался: куда Борисыч израсходовал шары на предыдущей игре… Ну, блин вообще! Все учел, даже это! Надо будет поставить ему еще пивка. Такое удовольствие – дорогого стоит!
— И что из этого следует? – спросил Влад своего заместителя по прозвищу Свинтус.
Свинтус был высоким и красивым молодым человеком, но после прохождения полосы препятствий имени Борисыча и тесного знакомства с пыльным мешком – вполне оправдывал свое прозвище.
— Он отстрелял около четырех сотен шаров. А это значит, что у него скоро закончится воздух! Ведь у него прокатный Tippmann с маленьким баллоном, раскрученный на максимально допустимую мощность. – ответил Свинтус, демонстрируя отличное знание материальной части маркеров.
— Ты прав! Данон забивает хомякам баллоны примерно на 1500, а запасного у этого гм… суслика – нету! Будем непрерывно атаковать и скоро мы возьмем его тепленьким. И вот тогда … (Влад не закончил фразу, но все его поняли) Короче, вперед!
Слушая переговоры «сникерсов», я посмотрел на готовый к бою US-5 и ехидно улыбнулся.
Атака началась. Масса противников с ревом и стрельбой вломилась в коридор. Их было больше десятка. Я отложил Tippmann, в котором оставалось три-четыре десятка зарядов, и взял US-5-ый. Пора! Практически не целясь, я начал поливать толпу очередями. Это была настоящая мясорубка! Хитрые шарики Борисыча – прекрасно себя оправдали. Первые трое атакующих, схлопотав длинную очередь по ляжкам и нижней части туловища, споткнулись и были затоптаны напирающими сзади коллегами. Образовалась куча-мала. Я чуть приподнял ствол и повел маркером слева направо и обратно. Изумительно! Попадания пришлись на головы и плечи. Отдельные шары рикошетили от стен и все равно находили цель. Вот кто-то дернул кольцо гранаты. На тебе! Длинная очередь, и боец скрючился, выронив гранату. Дальше я продолжил стрельбу короткими очередями, экономя патроны. Взрыв! Крик судьи: Все поражены! У-ф-ф, получилось. Атака отбита. Ура-а-а!!!
Пораженные «сникерсы», охая, отправились на «респу», поминая недобрыми словами горе-гранатометчика. Зря это они! Взрыв гранаты спас оставшихся игроков от моей расправы. К моменту взрыва я уже успел расстрелять большую часть штурмовиков. Остальным, тоже недолго оставалось бегать.
— Ой, блин! Больно-то как! – простонал гранатометчик, потирая ушибы.
— А ты чего хотел? Шарики-то «Эль-Садисто»! — ответил ему другой «сникерс», бережно ощупывая свои покрашенные ноги.
— Уж, слишком они сильно бьют. Не должно бы так… А точно у него маркер отхроненный?
— Да, точно! Сам Старейшина проверял. Пошли уж… — «Сникерсы» прихрамывая, вышли из коридора.
Вторая атака, была отбита мною также успешно. После этого Старейшина опять прервал игру, чтобы проверить мой US-5-ый. Маркер, естественно, был в порядке. Я поглядел на часы. В принципе, отведенное на игру время – уже минут десять, как должно было закончиться. Это уже с учетом вынужденных перерывов. Технически – я уже выиграл! Правда пейнтбольные минуты – вещь растяжимая, но я и не возражаю. Пусть поштурмуют еще… Мазохисты эдакие! Мне понравилось! У меня осталось еще полтора магазина к Ку-лодырю и пара десятков шаров в Tippmannе. Всем хватит!
В помещении перед коридором проходило собрание. Там собралась вся команда «Сникерсов».
— Господа, я собрал вас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие: нас поимели! – начал свою речь Влад. – Время истекло, но судьи согласились добавить немного, чтобы мы смогли провести последний штурм. Противник – не возражает. Сейчас уже не важно, откуда взялся у хомяка автомат и запасные шарики. Неважно, даже кто он такой и откуда взялся! Скорее всего, этот парень тут совершенно не причем, а просто является подсадной уткой. Я догадываюсь кто все это устроил, но доказать не могу. Некоторые из вас понимают, что, вернее кого, я имею в виду… Я тоже, очень сильно расстроен, но это все лирика. К делу! Ситуация следующая: противник находится в «мертвой зоне», в конце коридора, а мы находимся в заднице! Изменить эту ситуацию, как мне кажется, нельзя. Я предлагаю отказаться от штурма и признать свое поражение. Так мы сможем избежать еще большего позора. Мы не сможем прорваться. В длинном коридоре мы не игроки, а мишени в тире. Надеяться на то, что у хомяка кончатся шары или воздух – глупо. Тут все грамотно рассчитано. Даже если нам чудом удастся подобраться к противнику на расстояние прямого выстрела, то я уверен, что нас ожидает очередная подлянка. Тот, кто это все подстроил – просто обожает делать подобные сюрпризы. Итак, у нас есть только два выхода: признать свое поражение сразу или пойти на безнадежный штурм. Высказывайтесь, господа!
— Да ты что? Двадцать опытных игроков не смогут уделать одного хомяка? Невероятно! – вскричал Свинтус и его поддержал одобрительный гул множества голосов. – Да мы его размажем по стенке! Навалимся всем скопом и прорвемся. Достаточно, чтобы хоть один из нас дошел!
— Вот именно на этом нас и подловили! На гордыне! – вздохнул Влад. – Времени мало. Предлагаю голосовать. При любом решении большинства, я пойду первым.
Как благородно! – подумал я. — Он пойдет первым, схлопочет сразу шарик с предельного расстояния и смоется из коридора, как пораженный игрок! Молодец, весьма разумно. В исходе голосования я не сомневался.
Подавляющее большинство решило пойти на штурм. Командование принял на себя Свинтус.
На этот раз «Сникерсы» поступили нестандартно. Предварительного обстрела не было, вместо шаров в коридор полетели две дымовые шашки. Две армейские шашки белого дыма! Это было неправильно. По старой договоренности, применение дымов в закрытых помещениях, мягко говоря, не рекомендовалось. А тут, сразу две шашки! Штурмовики прекрасно знали, где я нахожусь, а вот я оказался лишен возможности вести прицельную стрельбу. Мое преимущество таяло (как им казалось), подобно снегу на ярком солнышке. Ну-ну… Я ведь не зря забивал в «нары» гвоздики-ограничители! Коридор-то узкий…
Кишка коридора наполнилась густым дымом. Дышать стало тяжело, а наверху под потолком и вообще невозможно. Неужели они хотят меня просто выкурить? Ай-яй-яй, как нехорошо! – подумал я, открывая очередной пакет.
Немного рекламы: Защитный капюшон «Феникс» (АСС КЗ «Феникс») – аварийно спасательное средство, обеспечивает мгновенную, эффективную защиту органов дыхания, глаз, кожи лица от большого спектра аварийных химически опасных веществ (АХОВ), не требует соблюдения размерного ряда и не имеет ограничения по пользователям (гражданам в очках, с бородой, детям). АСС КЗ «Феникс» имеет срок гарантии (хранения) 5 лет, защитное время – не менее 20 минут.
Ну что же, вы первые начали…
Судья внизу закашлял и побежал к выходу. Вот сволочь! Мог бы и игру остановить. А с другой стороны, нахрена сейчас нужен судья? Пораженных игроков выводить? Так ведь, в таком дыму расколов-то не увидишь! «Сникерсы» решили пойти ва-банк? Добро пожаловать, вас здесь ждали! Начинается другая игра…
Услышав топот, я веером выпустил оставшиеся в US-5-ом шары и быстро вставил следующий, последний магазин. Сквозь топот ног я слышал смачные шлепки шаров и крики боли. Отлично! Еще бы, ведь коридор хорошо пристрелян, а я использовал еще и гвозди-ограничители сектора стрельбы! Промедлив еще пять секунд, я выпустил весь магазин одной длинной очередью. Судя по звукам, кому-то очень сильно досталось. Расстояние-то стало минимальным!
Все, теперь остался только «Последний Аргумент». Я нашарил на стене выключатель и приготовился. Как я уже говорил, от выключателя наверх вел провод. Провод тянулся наверх венткороба и, через пару метров, подходил к неприметной полоске широкого прозрачного скотча. Скотч, по всей длине коридора, приклеивал к вентиляционной трубе дорожку серебристо-голубого порошка. Через равные промежутки на трубе были установлены какие-то картонные коробочки. Как эта штука должна действовать – не знаю, но, насколько я успел изучить Борисыча, это должно быть нечто мощное…
Внизу тренькнул колокольчик и я решительно надавил на КРАСНУЮ КНОПКУ! Бабах! Нет. Хренак! Нет. Еб… Короче, нет слов, чтобы это передать! Здание вздрогнуло. С потолка посыпалась штукатурка. По коридору прокатилась тугая волна взрыва. Именно прокатилась, вытесняя из помещения весь дым. Как я понял, это был шнуровой заряд. Сразу же, почти неслышно на фоне стоящего в ушах звона, раздалась еще одна серия взрывов поменьше. Это лопались картонные коробочки, установленные на мятой трубе воздуховода. Коробочки взрывались и взрывались, засыпая коридор желто-зеленой пылью. (Как потом мне объяснил Борисыч, данная пыль была совершенно безобидной смесью нюхательной махорки, молотого перца и сушеного навоза. Навоза в ней было около 70%. Данный состав, при попадании на кожу, вызывал легкое жжение и обильное потоотделение, а в смеси с потом – сильный неприятный запах!) В клубах пыли стояли, сидели и лежали оглушенные, деморализованные «сникерсы». Да, это был действительно Армагеддец! Еще не отойдя полностью от последствий применения «Последнего Аргумента», я подобрал Tippmann и принялся методично отправлять по назначению оставшиеся шары…
Стоп игра! Стоп игра! – запоздало закричал мегафон.
Триумф был полным. Восторженная толпа рукоплескала героям. Впереди отряда хомяков, я гордо проследовал в спортзал. На стенах зданий и ангаров красовались плакаты с надписью: Не тормози – Сникерсни! Шустрые личности бойко торговали большими значками с изображением хомяка, пожирающего известный шоколадный батончик и аналогичной надписью. Значки пользовались большим спросом.
Борисыч упоенно медитировал перед пирамидой, сложенной из ящиков с пивом. Рядом с ним на травке разместилась бригада кинологов. Кинологи всеми силами пытались сократить количество пива в пирамиде, но Борисыча это не смущало – ПИВА БЫЛО МНОГО!
Победу, естественно, присудили нам, а Влад, не только не предъявил никаких претензий, но даже принес официальные извинения за «неспортивное поведение отдельных представителей своей команды». На объявлении победителей из команды «Сникерсов» присутствовал только Влад. Все остальные отправились домой отмываться и зализывать раны. Борисыч позаботился о том, чтобы «Сникерсы» надолго запомнили этот день…
Игр в этот день больше не проводилось. Пива было много. Народ отрядил гонцов за шашлыком и все стали весело отмечать своеобразный «День Хомяка»!

Это конец первой истории, но не конец рассказа.

P.S. Все события и герои — естественно, плод больного воображения автора.

эпизод первый
эпизод второй
эпизод третий. ч.1
эпизод третий. ч.2
  • Просмотры: 661
  • Автор:      Комменты:
  • Поделиться

12 комментариев

avatar
ай спасибо! Да и инфа интересненькая...;)
avatar
Я с первоисточника до конца прочитал...
avatar
а там дальше продолжение есть???
avatar
Ну была же ссылка… Your text to link...
avatar
эпизод четвертый, в четырех частях и доп. миссия. )))
avatar
откуда все это родилось…

некоторое время назад, в ходе наших тренировок мы познакомились с Зеленоградским пейнтбольным клубом «Полигон-М». мы оценили, что реальное попадание шарика в ходе тактических тренировок, куда существеннее, нежели «разбор полетов» комиссаром. заодно, поднатаскивали в навыках и «полигоновцев». нам стало нехватать постоянного места и надоели надувные конструкции… возле Зеленограда было обнаружено отличное, с нашей точки зрения, место — недостроенный с советских времен ГДС ЦИЭ. огромная территория с несколькими производственными и научными корпусами, патернами, подвалами, при этом, уже существенно заросшая деревцами… следовательно, можно было разработать массу сценариев — движение в зеленке (лето-осень) открытое пространство (зима), штурм башни (любое время года), схождение/движения в помещении, скрытые отходы/подходы и т.д… путем переговоров с руководством города и надавив на некоторые клавиши в управлении мы официально закрепили это место за «Полигоном». тренировки стали проходить веселее, максимально приближенные к реальности. вместе с нами там стали изредка тренироваться «альфовцы» и процие сурьезные парни. очень уж понравился антураж. там же проходили и большие пейнтбольные игры с участием нескольких клубов и массой народа, зарегистрировавшегося «с улицы». ну, вот, как-то так, вкратце. ))))
Комментарий отредактирован 2014-09-19 17:46:40 пользователем serpent
avatar
замечательно! У нас некто пронырливый целый санаторий выкупил под полигон лазертаговый. Санаторий захирел уже вхлам и пошел с молотка. Соответственно несколько корпусов, несколько га площади, сочинская зеленка круглогодичная (с учетом пальм и елок), дожди-засуха. Говорят, очереди на поиграть расписаны чуть не на полгода вперед. А под нашим поселком и пейнтбольный полигончик есть, «надувной». Страйкеры тож себе заброшки ищут, но их тут есть, по словам продавца соответствующего магазина — чуть более сотни. Но стоит эта развлекуха немало.
Зато я хоть щас мог бы выступить в хардболе:) По оружию, по крайней мере.
НО! ТАКОГО полигона, тезка, у нас физиологически нету и быть не могет, а потому я слегка позавидую:)
avatar
спасибо)
avatar
место отмечено красным.

avatar
Я прочитал, как и многие, полностью до конца из первоисточника. Закручено лихо. И все же… Борисыч — персонаж еще тот. Если автор не допишет до конца, меня, как старую кумушку, просто разорвет от любопытства )))). Аффтар! ЖГИ!!! ИСТЧО!!!
  • Argo
  • +1
avatar
спасибо, передам автору. )))
avatar
Респект и уважуха автору! Ни скола ему в стволе и ни открытой в перебежке тубы! Отличная история, с нетерпением жду продолжения. Я сам не так давно был хомяком, причём на Полигоне, а теперь благодаря ребятам из Арсенала (клан 7.62) я почти клановец. К сожалению не всегда получается играть с собратьями, так что я по большей части наёмник.
Кстати автор забыл про редкого зверя на пейнтбольном поле! ;)
Приходиться наёмником хомяков собирать, и в бой! Кто сказал что из хомячятины плохое пушечное мясо получается?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.