Добавить топик в избранное

Стужа белая (очередной очерк об охоте в Канаде) → Всё об Охоте

Очередной красивый рассказ об охоте в Канаде.Приятного прочтения.


Крещенские морозы прошли. Прошли, как то не по-крещенски тепло. Долгая крещенская оттепель уплотнила сыпавший весь январь снег и только с началом февраля пришли настоящие морозы, как бы спохватившись об уходящей зиме.

Хороший мороз поддерживает активность хищных, что явно видно по их многочисленным следам на снежных надувах, способных удерживать на своем насте даже таких крупных хищников, как волк. Именно по краям надувов проложили свои пути блуждающие по ночам звери.


Я выехал к своему постоянному месту охоты на койотов – открытым полям со спрятанным в хвойных насаждениях фермерским постройкам. Зерно, хранящееся в стальных сигарах-бункерах привлекает мелких грызунов, а те, в свою очередь – мелких хищников, таких как койот и лисица. Оставляемые фермерами небольшие лесные куртины вокруг построек служат зверью хорошим укрытием. Кроме того, койоты не преминут перекусить зазевавшимся в поле домашним котом или небольшой собачкой. Так и живут в постоянной охоте. Звери за человеком, человек за зверем. Потому то фермеры и стреляют койотов при первом же удобном случае, а койоты, в свою очередь, так боятся любую проходящую даже в отдалении или остановившуюся вдруг машину.

Первого же койота я увидел ровно на середине белого поля. На абсолютно ровной, белой поверхности это не трудно. Койот мышковал, крутясь и прыгая на одном месте, но увидев приближающийся транспорт, сразу же перешел на легкий галопчик удаляясь, увеличивая расстояние и не оставляя шансов произвести прицельный выстрел.

Небольшой лесок привлек мое внимание. Оставив машину далеко позади и пройдя пешком, я выбрал место в большом снежном надуве на самом краю поля, открывающем мне обзор сразу на две стороны леска. Вытоптав ямку, я уселся в нее. Сильный ветер уносил мой запах мимо леска, но в то же время лесок был от меня в полветра, что предполагало выход зверя именно с подветренной стороны. Белый маскировочный костюм делал меня не видимым. Проверенный и надежный Сако на сошках. Все готово. Заходя к моей ситьбе, я видел много следов беляка, поэтому манить решил звуком раненого зайца.
Запел, заплакал мой манок. Затихая и плача вновь, как плачет заяц попавший в цепкие хищные лапы.

В дальнем углу леска движение. Явно кто то заинтересовался зайцем. Я пока не вижу кто. Вот движение по самой кромке леса.

— Койот? По-моему койот! Стоит, слушает. Стоит без движения, как изваяние.
— Может ошибся? Нет, я же видел движение! Точно койот! — Но он недвижим, растворяясь в рыжих кустах.

Напрягаю зрение, смотрю сквозь оптику прицела.
— Точно стоит… Спрятавшись в сухостое прошлогодней травы. Мастер маскировки… А может это галюцинация? – сам себе противоречу. Попробую сдвинуть его, поманив еще… только тихо нужно, совсем тихо.

Закрываю манок руками, наклонившись в свою снежную ямку и тихонько вскрикиваю опять…

— Пошевелился… Точно он. Нет, это второй! Этот не в том месте был.?
До койотов метров двести, но они четко определили направление звука. Оба слушают, не выходя на открытое место. Даже до кромки леса не вышли.
В секунду оба разворачиваются и срываются на бег, за лес, в чистое поле. Я вижу как они мелькают на просветах, между деревьями, убегая на безопасное расстояние.

Сидеть смысла нет.Поднимаюсь из своего укрытия и вижу койотов, зависших на середине поля. Они стоят и смотрят в мою сторону. Не менее пятисот метров до них.

— Вот тебе и охота! Казалось бы рядом были, совсем рядом. Но, толи я сфальшивил, толи они уже черезчур грамотные и знают, что последует за криком раненого зайца. Они проявили интерес, но ож очень осторожный интерес.

За время охоты на койотов в моей практике были случаи, когда заслышав крик зайца, койоты мчались к нему через поле без опаски или тени сомнения. Даже после выстрела – промаха, они не меняли направления, продолжая свой бег к источнику звука.

Однажды, я расположился на опушке леса, в таком тихом уголке. Поставив манок механического зайца, иммитирующий движения и только включив звук кричащего беляка, сразу же увидел койота, на махах вылетевшего из леса. Он шел в штык на меня, стрелять не удобно. Узкая мишень и на большой скорости. Стреляю первым, койот летит, вперив взгляд в подпрыгивающего на снегу зайца. Передергиваю затвор… Койот уже совсем рядом с манком и метрах в пятидесяти от меня. Бью вторым… Вижу, как койот пускает под себя желтую струю. Огибает манок по дуге, продолжая лить струйку и с третьим выстрелом скрывается в лесу. Я в шоке от происшедшего. Думаю, что койот тоже, но тем не менее не отказывается от такой заманчивой добычи, даже под градом пуль.

Очередной лесной массивчик. Чтобы добраться к нему, мне нужны снегоступы. Меня наст не держит, только ступив с дороги, я проваливаюсь и барахтаюсь в снегу почти по пояс, выбираясь на прочищенную дорогу. В снегоступах проще. Захожу в поле, опять же в полветра, расставляюсь и отрываю снегоступом себе сидку в снегу.

Холодно, не смотря на то, что сижу в затишье. Поземка кружится по полю, основательно освежая. Обычно я работаю манком коротко, только несколько криков.Потом тишина минут на пять. Потом опять возобновляю, уже покричав дольше. Больше пятнадцати минут не сижу никогда. Здесь меня хватает на десять минут. Я так промерз, что не чувствую рук.

Приподнимаюсь осмотреться и вижу койота, стоящего на поле, за лесом. Далеко, метров триста. Можно пробовать достать его, а можно еще поманить… Это же он на манок вышел, но пошел по дуге, проверить по ветру запах. Стоит боком ко мне.

— Нет, попробую поманить… Далековато стрелять! – совмения меня мучают.

С первыми же звуками манка, койот срывается и уходит к середине поля.

— Точно кто то охотится здесь с манками, раз все они так реагируют на звук. Это третий за утро! С тем же поведением!
Нужно менять место охоты.
***
Волки облюбовали большой остров леса, среди ровных заснеженных полей. Волк практически черный, волчица же наоборот, почти белая. Огромный массив с густыми хвойниками в его середине и осиновым рекколесьем к краям, давали приют и не плохое место охоты. Зайцы, беляки и более мелкие их сородичи — большелапые, в изобилии держались в молодом осиннике, обгладывая до белизны стволики деревьев. Куропатки в множестве водились по открытым полям. Частыми и желанными для волков гостями были олени, приходящие на дневку в густые пихтачи.

Только недавно волки задавили молодого оленя, совсем рядом с дорогой, который замешкавшись и отбившись от стада, пытался уйти от погони по чищенной дороге, не понимая, что именно здесь его может ждать засада.
Но олень уже закончен, а следующего еще нет. Холод требует энергии, а для волков энергия это мясо. Черный ходил на ближайшую ферму, в надежде разжиться павшей коровой или теленком, но его сразу же встретили собаки и потом громкий выстрел из ружья. Он поспешил уйти незамеченным.

Потом он ходил еще раз, надеясь прихватить собаку, но их было три, все они были такого же размера как и он и держались они дружно, втроем.
Помышковав по дороге, он нашел оставленную в поле волчицу и сейчас они пытались тропить стаю куропаток, пасшуюся на диких злаках утром и широко разошедшихся по лесу, надеясь набрести на их дневные лунки под снегом.

Волчица первой услышала далекий крик зайца. Она знала, что это означает: ” Косой попал в беду!” Не имеет значения, кто его сцапал, полярная сова ли, ястреб или койот, это будет ее добыча. Не большая, маловатая для двоих, поэтому только ее.

Подняв голову, она посмотрела на копавшегося в набродах куропаток черного. Он, чуя сладкий запах куринных и держа “ушки на макушке” был очень увлечен их поиском, крутя головой по сторонам, боясь не пропустить внезапного взлета. Тенью она скользнула в сторону, где только что кричал заяц. Но он замолк.

Волчица вошла в темный пихтач, уже почти на краю леса, когда заяц залился опять, уже где то совсем рядом, на чистом сенокосе или в кустах за ним…

Я уезжал далеко от испуганых койотов, в надежде найти хорошее место. В моей памяти было такое.Пару лет назад там держалась семья, голов в пять. Большой лесной массив, который делила полевая дорога, оставив на ее одной стороне сплошной лес с узким и длинным сенокосом, отделяющим его от скотоводческой фермы, а с другой стороны заросшее камышом молодняком осины поле, с сереющим вдали следующим лесным массивом.

Полевая дорога была прочищена после снегопада, но запорошена свежей, искрящейся на солнце поземкой. Вся дорога испещрена следами. Буквально вся, вдоль и поперек.

Оставив машину и взяв с собой карабин и сошки я тихонько брел вдоль дороги рассматривая следы.

— Вот беляки пробили целую дорогу поперек, приходя на кормежку в молодняк и уходя на дневку в рыжий камыш. Вот койот бродил по их следам, тоже уйдя в поле. Лисичка оставила стройную цепочку следов, направляясь к далекой ферме за мышами. Куропатки веером разбредясь по дороге, собирались к черным выдувам поклевать камешков..., — интересно видеть и понимать то, что видят далеко не все.

— А это..? Волки что ли? – я стоял на обочине, рассматривая волчий выгреб.Так делают самцы, отмечая территорию. Он рвал мощными лапами сбитый снег, разбрасывая по сторонам клочья вырванной травы и оставив желтое пятно на белом снегу.

— Волк..? Одиночка… Нет, пара… Вот еще следок..,- следок, это мягко говоря. Отпечатки были величиной с ладонь взрослого человека и шли вдоль дороги в сторону фермы. — Голодно. Бродят вокруг человека в надежде поживиться чем-нибудь. Сейчас отел уже начался, коровы ревут. Представляю, как этот рев будоражит волчью кровь!

В морозном воздухе было хорошо слышно далекое мычание и рев коровьего стада.

Я брел к полосе сенокоса среди леса, рассчитывя именно там попробовать поманить койотов. Хотя из практики знал, что если волки облюбовали какой то участок, койоты будут держаться от этого участка подальше. Но волки могли быть и проходными.

Впереди, совсем радом с дорогой темное, выбитое в снегу пятно. Издалека вижу, что на снегу лежит не съеденный олений желудок. Все остальное съедено без остатка, только отдельные рыжие шерстинки оленьей шкуры обозначают место пиршества. Это могут быть и койоты. Взрослый самец способен убить самца оленя. Я рассматриваю следы. Все перерыто воронами и сороками, их крестики повсюду, невозможно рассмотреть еще что то в этом месиве.

Дорогу пересекает снегоходная лыжня, продавив глубокий проход в снегу. Проехав камыш, снегоход ушел по сенокосу к ферме. Не сегодня, след местами заметен, но все равно, для мня это очень удобный проход к намеченному месту.

Я выбрал место засидки на небольшом взгорке, почти посередине сенокоса, вблизи чернеющего стеной пихтача, но с просматривающимся перед ним редколесьем. Пара койотов пересекла мой путь к засидке, уйдя именно туда.
Снегоход прошел по-над лесом, мне же нужно подойти поближе, чтобы раствориться в деревьях в то же время наблюдая за кромкой чистины.
Манок заплакал и смолк. Ветерок, разгоняясь на чистом, больно щиплет щеки и нос.

— Минут десять постою и пойду… Холодно ..!, — я располагаю карабин на сошках но они проваливаются до уровня моего пояса. Морщусь, пытаясь упереть ножки в наст, но он не держит, проваливаясь раз за разом. В итоге сажусь, заглубив сошки.

Маню еще… Обычно сороки и вороны первыми обращают внимание на крики зайца. А здесь тишина…
Выйдя к самому урезу леса, волчица встала. Долго стояла пытаясь услышать вновь крик пойманного зайца. Но, только далекий рев коров время от времени раздавался в морозном воздухе.

— Наверное там, в чернеющем за полоской сенокоса, кустарнике? – Она медленно вышла на поле. Встала на самом его краю, потом сделала пару мелких шажков, опять встала, вслушиваясь в тишину…

— Койот вышел..? – бухнуло мое сердце. – Белый какой то… И большой… Как овчарка. Волк!

Практически не останавливаясь, мелкими шажками, волчица шла по полю…
— Метров сто двадцать-сто пятьдесят, — веду ее в прицеле, надеясь на остановку.
Но волк не останавливается, подкрадываясь к намеченному месту. Стреляю ходового и он ложится на месте.
Еще не веря своим глазам иду к зверю. Его глаза устремлены на меня, огромные зубы в страшном оскале.

— Неужели еще живая? – я уже вижу, что это волк, вернее волчица. Не решившись дотронуться рукой, толкаю сошкой. Волчица мертва.
Увлекшись волчицей, не сразу увидел волка.Черный стоял на поле, метрах в двухстах.Он только что вышел из леса и осматривался, не видя меня, в белом масккостюме.

Сую сошки в снег, выцеливаю грудь…

— Щелк.., осечка! – заспешил-засуетился передергивая болтовик. — Гильза не вылетела, значит я передернулся после выстрела, но очередной патрон не дошел, почему то...?
Передергиваюсь еще раз, а волк уже пошел… Веду ходового, он весь в снежной пыли… Выцеливаю, поджимая спуск… Сошки проваливаются в наст, а я уже нажал…
Вижу, что сильно обнизил. Передергиваюсь опять, стреляю с рук… Снежная пыль, поднятая быстро уходящим волком, туманом закрывает его.

Это последний патрон в магазине…

— Нет, пошел… Можно даже не проверять…

Но один то волк есть! И это достойная добыча!

Источник: piterhunt.ru/scripts/forum/showthread.php?t=102855
  • Просмотры: 454
  • Автор:      Комменты:
  • Поделиться

7 комментариев

avatar
Везет людям.У них снег… А у нас и зимы то толком не было…
  • Ges
  • 0
avatar
Да в северных территориях Канады.Места интересные, и охота видимо тоже.
Кстати.некоторое время назад отсмотрел сериалы.
«Аляска семья из леса» про семью живущую на одном из островов Аляски.
И «Мятежники ледяного озера» про людей живущих на воде в Канаде на Большом невольничьем озере.
И фильмы интересные и много объясняют про охоту на Аляске и в Канаде(правила, как лицезируются и т.д.) Рекомендую.
Комментарий отредактирован 2017-02-18 12:01:52 пользователем wervolf313
avatar
Да, зима совсем без осадков. Даже по колено снега в лесу не насыпало.
avatar
Спасибо Тимофей, что напомнил про эти сериалы… Сегодня ночью на работе опять начну их пересматривать.
  • Ges
  • 0
avatar
Красивый рассказМиша, поехали на 23-е в Москву, на Волков охотится
avatar
Ишь охотники ....
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.